23:05 

ТЕПЕРЬ С ПЕРЧИНКОЙ!

KakaObi
Название: I will be your scarecrow (главы 5, 6)
Автор: какаобище
Бета: обкакер
Персонажи: Какаши/Обито, Минато, Рин
Жанр: драма, романс, юмор
Рейтинг: R
Предупреждение: Это первый фанфик какаобища, не судите сторого, потому что он ранимый, а я нашлю на вас порчу. Поехали!


5 глава


Было темно, тихо и прохладно. Обито плотнее укутался в одеяло и приготовился к очередной бессонной ночи. Он уже смирился с этим, потому что не знал, как сможет уснуть в одной кровати с Хатаке. На удивление, голова словно бы очистилась от мыслей, не хотелось ничего анализировать, предполагать, угадывать, страшиться, хотелось просто вздремнуть после сытного ужина. Но зябли ноги. У Обито всегда хоть что-то да шло наперекосяк. Внезапно Какаши ткнулся головой ему в спину, потом ещё раз чуть повыше, затем немного повертелся и прижался весь, видимо устроившись клубком. Обито не видел Какаши, потому как лежал к нему спиной, но чувствовал его тёплое дыхание на своей шее. Вскоре Обито согрелся. Ему не хотелось вдумываться в детали этой ситуации, но в целом положение было приятное. Он удобнее поджал ноги, чуть-чуть повозился, чтобы улечься и при этом не потревожить Какаши, и провалился в сон.

* * *
Когда Обито проснулся, Какаши сладко спал. Учиха удивился: как-то это не было в духе того Хатаке, которого он знал. Тот, по его словам, всё свободное время посвящал тренировкам – и недавно Обито сам в этом убедился – а теперь он спал как младенец! Маска слегка сползла с лица Какаши, но он уткнулся носом в подушку, поэтому Обито так ничего и не рассмотрел. На самом деле, хотя его и терзало любопытство, желание узнать, что под маской, стремительно утрачивало остроту.
Часы показывали всего лишь восемь утра – получается, что Обито встал очень рано. Это и не удивительно, ведь вчера они не засиделись допоздна. Учиха прислушался к самочувствию и понял, что не простыл, мечась под дождём. «Вот и славно», – подумал он. Далее Обито озаботился важным стратегическим вопросом: будить Какаши или не будить. С одной стороны, бесило, что он тут разлёживается и элементарно мешает Учихе слезть с кровати, с другой же стороны, Хатаке спал настолько безмятежно и, казалось, даже улыбался, что Обито было как-то неудобно его тормошить. Но он всё же решился.
Осторожно похлопав Какаши по плечу, Обито проговорил почти в самое его ухо:
- Просыпайся, соня.
- Чего? – чуть осипшим со сна голосом пробормотал Какаши, жмурясь и пытаясь сфокусировать взгляд на Обито.
- Ты обычно в это время уже сюрикены кидаешь, - усмехнувшись, сказал Учиха, наблюдая за тем, как Какаши рассеянно нашаривает маску и натягивает её на нос, попутно бегая глазами по сторонам, видимо пытаясь понять, где проснулся. – Ты у меня в гостях, не забыл?
- Не забыл, - помотал головой Какаши.
Он почесал щёку через ткань маски, уставился на Обито совершенно счастливыми чёрными глазами, которые больше не напоминали тусклые угли, и добавил:
- Я голодный.
«Ему бы сейчас ещё за ухом ногой почесаться», - внезапно подумалось Обито. Но он отогнал эти мысли и ответил:
- Хорошо, ты можешь есть мою лапшу сколько влезет. Только я не знаю, что будем делать, когда она кончится.
Какаши улыбнулся, это было видно по глазам: они прищурились и заблестели ещё сильнее.

* * *
За завтраком ребята не болтали, сосредоточенно поедая свои порции. Какаши снова доел первым и довольно смотрел в потолок. Обито уже не в первый раз заметил, какой тот худой. Его футболка была Какаши явно великовата и висела на нём мешком.
Внезапно Какаши посерьёзнел. Он нахмурился и тихо спросил:
- Обито, ты так серьёзно выглядишь. Я кажусь тебе плохим?
- С чего ты взял? – жуя лапшу прогундосил Учиха.
- Ты мне не улыбаешься, знаешь… - Какаши сглотнул. – Мне нравится твоя улыбка, Обито. Ты улыбался мне, даже когда я тебя подкалывал, а теперь только смотришь на меня недоверчиво…
Учиха фыркнул и недоверчиво посмотрел на Какаши.
- Ну вот, опять, - грустно пробормотал тот.
- А как мне на тебя смотреть? Ты ведёшь себя как будто сошёл с ума. А что если ты пробрался ко мне в дом, чтобы меня того… этого… ну… убить! – Обито сделал страшное лицо и высунул язык. – Ты следишь за мной, подкарауливаешь по утрам на полигоне, поедаешь мой резервный запас питания, хватаешь за руки, таскаешь по лесу, толкаешь в лужи!.. – Учиха остановился, чтобы отдышаться, Какаши недоумевающе смотрел на него.
- Обито, я… Обито… Это правда так выглядит? – Какаши весь ссутулился и уставился в одну точку. – Я не знал…
- И всё это началось с той злосчастной ловушки!
- Но ты же сказал, что не злишься, - всхлипнул Какаши.
- Я не злюсь, - буркнул Обито. – Какой смысл на тебя злиться, если в твоей голове шаром покати? Просто мне не по себе.
- Я думал, ты не злишься, потому что мы друзья, - Какаши потёр переносицу. – Извини… - он так и замолк, явно не договорив.
- Ты как пугал меня, так и продолжаешь, - затравленно пробубнил Учиха. – Пугало.
Обито перевёл взгляд с осунувшегося в один момент Какаши на часы: пора уже было выдвигаться на тренировку. Он стал молча одеваться, не обращая внимания на Хатаке, который то и дело бросал на него взгляды. Когда Учиха наконец обернулся туда, где ещё минуту назад было слышно копошение, там уже никого не было, только лёгкий сквозняк колыхал открытую створку окна.

* * *
В этот раз Обито опоздал на тренировку лишь самую малость и на последнем участке пути даже успел обойти неспешно ковыляющего Минато-сенсея, а значит, пришёл не последним. Вот интересный человек этот их учитель, вроде бы и может телепортироваться в любой закоулок Конохи, а почти всегда ходит пешком. Укачивает его, что ли?
Рин и Какаши уже расположились возле поваленных стволов, ожидая прихода остальных. Ещё издали Обито заметил, что они о чём-то болтают. Точнее, болтала Рин, Хатаке же, склонив голову набок, то ли слушал, то ли по обыкновению дремал.
- Приветствую вас, ребята, – воодушевлённо прогудел подошедший Минато-сенсей. – Как вы? Никто не простудился вчера? Дождь лил как из ведра!
Ученики замотали головами, учитель довольно улыбнулся.
- Ну вот и славненько, – нараспев проговорил он. – Сегодня у меня будет для вас важное поручение. Я бы даже сказал, миссия… миссия ранга Д. Не всё же время нам проводить в тренировочных боях, чтобы научиться противостоять мощи вражеских шиноби! Нужно и… Ах да, и куноичи, Рин, не обижайся! Так вот, нужно и тыл поддержать. Заказ поступил от фермера. Его амбар, находящийся в периметре деревни, почти разрушился от старости, а этот амбар очень стратегически важен, ребята, - вид у сенсея стал поистине заговорщицким. – В этом амбаре хранятся резервные запасы рисовой муки и сахара. Если амбар разрушится, то шиноби Конохи лишатся по меньшей мере казённых пирожков! Куноичи тоже, Рин, ну ты понимаешь, извини.
Ребята без энтузиазма взирали на сенсея. Какаши спросил:
- Так и что от нас требуется?
- Как что, - всплеснул руками Минато, – конечно же, починить амбар! Строительство объединяет, а мы с вами уже говорили о важности командной работы. Итак, не забывайте, дети: Какаши, ты следишь за Обито, ты, Обито, следишь за Какаши, а ты, Рин, контролируй их обоих и всю ситуацию в целом! Мне же необходимо отлучиться по делам государственной важности, - учитель округлил глаза. – Рин, как ты считаешь, какой подарок предпочтёт очаровательная, но гордая девушка: букет, драгоценности или что-нибудь, сделанное своими руками?
Рин удивлённо распахнула глаза, немножко покраснела и, потупившись, задумалась, Обито же обратился в слух. Интересно, какие подарки предпочитает Рин!
- Наверное что-нибудь сделанное своими руками, - наконец мягко ответила она. – Это всегда приятно – получить подарок, сделанный от сердца.
Какаши еле слышно насмешливо фыркнул и отвернулся, Обито хмуро на него покосился. Пусть фыркает себе что хочет, но теперь-то он знает о предпочтениях Рин. Нужно будет обязательно выкроить время, чтобы что-нибудь смастерить.

* * *
Путь к амбару лежал через центр Конохи. Когда ребята проходили мимо раменной, они увидели стоящих неподалёку Асуму, Куренай, Анко и Гая. Рин первая окликнула ребят и энергично замахала им рукой, стремительно приближаясь к их компашке. В следующую секунду Гай подпрыгнул вверх на добрый метр и с душераздирающим рыком «Какаши!» ринулся к своему приятелю. Какаши выглядел немного растерянным и как будто искал глазами, куда спрятаться от напора этого неукротимого паренька. В итоге он нырнул за спину к Обито. Гай оттолкнул Обито в сторону как пушинку и начал что было сил трясти руку Хатаке в подобии приветственного рукопожатия, больше напоминавшего пытку. Учиха больно приложился плечом о деревянный навес и отошёл подальше, потирая место ушиба. Рин щебетала с девочками, рядом с ними стоял Асума и улыбался. Гай теребил Какаши за форму и что-то отрывисто вещал, то толкая его, то тряся за плечи, то хлопая по спине. Сам Какаши не выглядел восторженным, он косился куда-то влево, но не двигался с места, как будто решил замереть и слиться с окружающей средой. Обито никто не замечал. Он попытался подойти к группке Рин, но, заметив на себе насмешливый взгляд Асумы, сделал вид, что читает сегодняшнее меню раменной и вскоре снова отошёл подальше. Он посмотрел на небо, на стены расположенных рядом строений, себе под ноги, изо всех сил уводя глаза от Рин, и вдруг совершенно случайно наткнулся взглядом на Какаши. Вокруг того мельтешил, суча руками и ногами, затянутый в зелёное трико Гай, а Какаши стоял неподвижно, с мольбой уставившись поблёкшими чёрными глазами на Обито.
Учиха вопросительно кивнул Какаши, на что тот сделал ещё более жалобный взгляд и поднял брови, быстро покосившись на Гая. Обито пожал плечами, почесал затылок, глубоко вдохнул и подошёл к ребятам. Ему было непросто вставить хоть слово в череде тараторенья Гая, а когда представился момент, от решительности Учихи уже почти ничего не осталось. И всё же он схватил Какаши за локоть и резко дёрнул на себя, словно бы вырывая его из смерча по имени Майто Гай.
- У нас миссия… сенсей… амбар, - промямлил Обито, стоя с глупым видом, не выпуская из рук локоть Хатаке.
Гай уставился на него, округлив глаза, и даже перестал хаотично двигаться. Улыбка расползлась на его лице, он крепко зажмурился и захохотал во всё горло:
- Что-что ты там пропищал? – прокаркал он сквозь смех.
На Обито внезапно накатили обида и злость, почему этот нелепый человечишка смеётся над ним?! Он сжал руку Какаши что было сил и дёрнулся к Гаю, чуть не столкнувшись с ним лбами.
- Мы здесь не для того, чтобы прохлаждаться в раменной, сенсей поручил нам миссию, и мы должны идти прямо сейчас, - Учиха уничижающе посмотрел на присмиревшего от неожиданности Гая, затем повернулся в сторону щебечущей компашки и выкрикнул: - Рин! Амбар сам себя не построит! – а затем развернулся и потащил Какаши прочь от раменной и от оставшегося стоять с отвисшей челюстью Гая.
Девочка обернулась и улыбнулась ему:
- Конечно, Обито, ты совершенно прав! - звонко откликнулась она. – До скорого, Куренай, Анко, Асума, нам надо спешить.
С этими словами Рин присоединилась к уже начавшим удаляться в направлении амбара Какаши и Обито. Внутри у Обито всё тряслось и колотилось, сердце чуть не выпрыгивало из горла, он не мог поверить, что сейчас это всё он сам сказал и сделал. Из мыслей не уходило вытянувшееся лицо Гая и благодарный взгляд Какаши, который Учиха успел лишь мельком ухватить, оборачиваясь к Рин.

* * *
Работа спорилась. Удивительно, но в этот раз Хатаке не заладил свою вечную песню о собственном величии и снизошёл до своих товарищей по команде. Хотя иного выбора у них не было. Когда они явились, хитроглазый фермер продемонстрировал ребятам амбар с одной обвалившейся стеной и невысокое наспех сколоченное сооружение наподобие лесов вдоль этой самой стены; вокруг были разбросаны доски и коробки с гвоздями. Починить стену можно было только работая вместе. Доски ребята сразу сгрузили на импровизированные леса, куда забрались и Обито с Какаши, Рин же осталась внизу и сортировала гвозди, большинство из которых оказалось гнутыми или поломанными. Сначала мальчишки устанавливали массивную доску ровно, после чего Обито оставался её держать, а Рин подавала Какаши гвозди, и тот принимался их методично вколачивать. Каждый раз, когда Рин передавала Какаши очередную порцию проклятых гвоздей, у Обито замирало сердце и начинало щипать глаза. Это было так несправедливо. Он был прикован к чёртовой доске и не мог допустить, чтобы она перекосилась даже самую малость, а в это время всё внимание Рин доставалось белобрысому хулигану! Хотя со стороны и казалось, что Какаши забирал гвозди из её рук быстрыми движениями, но Обито видел, как она тянет свои пальцы к его, не всегда правда успевая прикоснуться, но это же Какаши, у него в голове явно живут какие-то чудовища.
Спустя пару часов стена была возведена, ребята поработали на славу. Оставалось только оповестить заказчика об окончании работы. Сделать это вызвалась Рин: она не слишком вымоталась, потому что не возилась с тяжёлыми досками.
- Передохните пока, ребята, возьмите бенто в моём рюкзаке, - напутствовала она, убегая по дорожке к холму, на котором располагалась ферма.
- Надо разобрать леса, - пробормотал Какаши, Обито молча кивнул.
Они принялись разбирать сколоченные доски, складывая их поодаль амбара. Когда они вернулись за последней, самой длинной и тяжёлой, доской, образовывавшей верхнюю балку лесов, Обито вдруг услышал какой-то скрежет. Какаши видимо тоже обратил на него внимание, потому что резко запрокинул голову.
Всё произошло слишком быстро. Обито успел только заметить, что что-то застилает солнечный свет, и услышать пронзительный грохот, когда был сбит с ног. Он упал на спину и на несколько мгновений потерял ориентацию в пространстве. Открыв глаза, он сначала ничего не увидел, что-то закрывало обзор. Учиха чувствовал, что его тело чем-то сдавлено и ему трудно дышать, но не мог понять, что произошло. Пахло деревом и свежей травой.
Когда Обито пришёл в себя спустя несколько секунд, он понял, что на нём лежит Какаши, плотно сжимая его голову руками и плотно прижавшись щекой к его лицу. Его волосы щекотали висок Обито. Вдруг Учиха почувствовал на своей щеке влагу. Но он не плакал. Было слишком темно, чтобы что-то ещё разобрать. Судорожный всхлип Хатаке отрезвил его, заставил попытаться двинуться. Сбоку послышался глухой звук упавших деревяшек.
- Какаши, - вопросительно прошептал Обито, но ответом ему был только ещё один тихий судорожный всхлип. – Какаши!
Учиха попытался подняться, но было слишком тяжело. Похоже, они с Какаши были под чем-то погребены. Судя по сильному запаху дерева и пыли, витающей в воздухе, это были только что прибитые ими доски.
- Какаши, что с тобой? – Обито был обеспокоен. – Слышишь? Слышишь меня?
Он попытался высвободить руки, это оказалось непросто, доски были очень тяжёлыми и сильно придавили ребят. Основной удар пришёлся на Какаши, он лежал неподвижно, лишь изредка сдавлено всхлипывая, а влага всё расползалась по щеке Обито. Учиха аккуратно обнял Какаши за плечи и прошептал:
- Сейчас я попробую нас вытащить.
Он соединил ладони за спиной у Хатаке и сложил печать земляной техники. Вокруг них образовался барьер, поднявший и отбросивший часть тяжёлых балок. Снова стало светло. Обито осторожно приподнялся, придерживая Какаши за плечо одной рукой и усадил его рядом. Хоть Хатаке и прикрыл глаза, влажные ресницы выдавали его. Обито тихонько похлопал его по спине и на что-то наткнулся, он автоматически отдёрнул руку, она была влажной и красной. Учиха покосился на спину товарища: ближе к боку торчал большой согнувшийся гвоздь.
- Я никудышный строитель, - проговорил Какаши и всхлипнул.
- Да ладно тебе… Ты только держись, - сказал Обито. – Рин сейчас вернётся, до фермы пять минут ходу.
Хатаке еле заметно покивал и подвинул колени к подбородку. Обито поддерживал его за спину, чтобы тот мог сидеть, ничего не задевая раненым боком.
- Я никудышный, - совсем тихо прошелестел Какаши.

* * *
- О боже, что случилось? - фермер прижал ладони к лицу. – Никто не поранился?
- Ничего страшного, рана несерьёзная, - ответила ему Рин и строго добавила. - Но в следующий раз пожалуйста будьте честны с наёмными работниками. У этого амбара прогнили все стены, а вы указали лишь на одну. Раны Какаши могли оказаться серьёзнее!
- Простите, - взмолился фермер, – я и сам не знал! Краска на остальных стенах, должно быть, скрыла их истинное состояние!
Пока Рин отчитывала нерадивого заказчика, Обито сидел с Какаши, которому была уже оказана первая помощь. Рана была залечена с помощью медицинской техники и перевязана, впредь пациенту был предписан покой. По крайней мере до завтрашнего утра. Собирался дождь, и Учиха почему-то не мог перестать думать о покосившейся лачуге, в которую надлежало отвести Хатаке. А что если на него натечёт вода, как на ту конфорку, о которой он рассказывал? Обито стало так жалко его, что он тихо обратился к молчавшему всё это время товарищу:
- Пойдём ночевать у меня? В твоей хибаре тебя сдует.
Какаши покосился на него из-под съехавшей на лоб повязки грустным чёрным глазом и так же тихо ответил:
- Я постараюсь тебя больше не пугать.

6 глава


Когда троица вернулась со своего проваленного задания, до вечера было ещё далеко. Они шли по центральной улице молча. Какаши брёл, чуть прихрамывая и силясь не хвататься за саднящий бок, Обито и Рин двигались по обе стороны от него, готовые подхватить товарища. Несмотря на применение медицинской техники, боль так быстро не уходила, но у Хатаке не были повреждены внутренние органы, а это значило, что к утру ему должно было стать существенно лучше. Дойдя до развилки, ребята остановились.
- Обито, отведи Какаши домой, - серьёзно сказала Рин, затем обратилась к Хатаке. – Тебе нужно отлежаться до завтра, а вечером я занесу настойку, которая должна ускорить выздоровление.
- Рин… - Обито немного замялся - так бывало очень часто, когда он заговаривал с этой девочкой о чём-нибудь серьёзном. – Ты видела его дом? Я отведу Какаши к себе. Там он хотя бы не утонет, если начнётся дождь, – Учиха настороженно глянул на сгущающиеся на небе тучи.
- Ты замечательный товарищ, - всплеснула руками Рин. – Молодец, Обито, я по-настоящему горжусь тобой! Тогда вечером я наведаюсь к вам с лекарством. Присмотри за Какаши, пожалуйста.
- Мы должны сказать Минато, что провалили, - скривился Какаши.
- Не переживай, это я возьму на себя, - Рин нахмурилась. – Сенсей обязательно должен узнать о сегодняшнем происшествии. Похоже, эту заявку не проверили достаточно тщательно, и вот что вышло. Я знаю, что ему сказать, – Рин ласково посмотрела на ребят. – Ведите себя хорошо, до вечера.
Девочка помахала рукой на прощание и быстрым шагом двинулась в направлении штаба деревни, где по идее должен был сейчас находиться сенсей.

* * *
- Посиди тут, сейчас я что-нибудь придумаю, - скомандовал Обито, усадив Какаши на табурет. – Если нужно опереться, опирайся на стену, я быстро.
- Да ладно тебе… - попытался было спорить Хатаке, но не был удостоен вниманием.
Учиха собрал всё мягкое, что нашёл: подушки, пару одеял, свитер и несколько полотенец, соорудив из всего этого богатства подобие гнезда на кровати.
- Устраивайся, - Обито указал рукой на своё сооружение.
Какаши, поморщившись, встал с табурета и проковылял к кровати. Сначала он с недоверием посмотрел на гору подушек и одеял, но потом осторожно сел с краю и уставился на Обито.
- Нормально устраивайся, - Учиха скорчил недовольную гримасу. – Рин предупредила, что болеть будет ещё некоторое время, а я обещал о тебе позаботиться…
- Глупо, правда? - грустно усмехнулся Какаши. – Ведь я действительно думал, что смогу позаботиться о тебе, а выходит как-то наперекосяк.
Он замолчал и закрыл лицо руками, покачивая головой из стороны в сторону.
Обито хотел бы что-нибудь ответить, но только недоумевал, как всё это время Какаши удавалось выглядеть таким крутым? Ведь сейчас, когда Обито узнал его совсем чуточку ближе, Хатаке оказался просто первосортным неудачником, который спит на тренировочном поле, не ест целый день, боится собственных приятелей, которому некуда пойти после занятий и у которого всё валится из рук. На его фоне Обито чувствовал себя просто золотым мальчиком. Может, Какаши и знал пару неплохих техник, но всё его преимущество в бою состояло лишь в том, что он умел воспринимать союзников как врагов и атаковать их, не жалея. Обито так не умел от слова «совсем». Все считали его рассеянным и совершенно бесталанным шиноби, на самом же деле, всё он мог, оставаясь наедине с тренировочными манекенами, которые не надо будет защищать, когда начнётся настоящий бой. А вот в обществе своих союзников, которых Обито искренне называл друзьями, он слишком боялся навредить , задеть атакой, отбить совсем не вражеский кунай сенсея в него же самого… Не мог и всё. А Какаши мог. Любимчик учителя. Задавака и выскочка. Белобрысое пугало. А на деле? А на деле тощий мальчишка, похожий на дворового пса, такой же одинокий и никчемный, как сам Обито.
- Да не грузись, - наконец брякнул Учиха. – Ты голодный?
Какаши перестал мотать головой: видимо, задумался. Почти минуту он сидел неподвижно, после чего поднял взгляд на Обито, но ничего не сказал.
- Хотя зачем я вообще спрашиваю, - вздохнул тот. – Ты же всегда голодный.
И отправился на кухню.

* * *
Рамен был торжественно подан Какаши в постель. Сначала Обито хотел ему пригрозить на случай, если тот разольёт свою еду, но потом передумал: вряд ли с такой скоростью поедания Хатаке успеет хоть что-то расплескать. Учихе показалось, что товарищ расправился с пиалой горячего рамена в один глоток, даже глазам не поверил.
- Спасибо, - протянул Какаши. – Это уже сколько получается? Я тебе четыре миски рамена задолжал? Давай пойдём в Ичираку, например, завтра - верну.
- Эм, да не стоит, - смутившись, отмахнулся Обито. – Я понимаю… Ну, что ты, в общем, я понимаю.
Он не знал, как сказать, что уже догадался насчёт материального положения Какаши. Учиха, правда, не мог ума приложить, куда Хатаке спускает все заработанные на миссиях деньги (а платят-то им вроде одинаково), но выставлять его нищебродом и насмехаться было точно не в стиле Обито.
- Ешь безвозмездно, - продолжил он. – То есть, даром. Ты сегодня мне жизнь, можно сказать, спас.
Какаши горько усмехнулся:
- Спас, ха-ха. Придавил, как слепой котёнок, ещё и словил гвоздь... И всё бы ничего, только из-за меня мы под эти доски и угодили. Потому что у меня руки из одного места.
Обито хотел как-нибудь приободрить товарища, сказать, что тот, мол, не строитель, чтобы качество досок на вид определять, что в итоге все отделались лёгким испугом, что-то ещё воодушевляющее, но с языка внезапно слетели совсем другие слова:
- Понятно теперь, почему ты свою лачугу не чинишь, - Обито осёкся, когда Какаши хмуро и недобро глянул на него.
- Тебя это не касается, Обито, - тихо проговорил Хатаке и отвернулся.
Внезапно раздался требовательный стук в дверь. Учиха сорвался с места, памятуя о том, что как раз в ближайшее время обещала зайти Рин, и стремглав бросился открывать.
Девочка немного запыхалась: видимо, она бежала от дома своей наставницы.
- Уф, привет! Какаши, ты там как поживаешь? – Рин наклонилась, чтобы охватить взглядом комнату, где расположился Хатаке.
Тот вяло отсалютовал и сказал:
- Нормально всё, не переживайте так из-за меня.
- Рин, может быть, зайдёшь… попьёшь чая? – Обито был готов рвать и метать оттого, что она сразу обратилась к Какаши, как пришла, и пытался завоевать хотя бы немного внимания девочки.
- Извини, Обито, сейчас я никак не могу с вами остаться, - Рин виновато потупилась. – Мне нужно вернуться к сенсею Минато, чтобы помочь ему заполнить несколько бумаг. Это насчёт сегодняшнего происшествия.
Учиха расстроенно засопел и почесал затылок. Рин в это время копалась в сумке, не глядя на него.
- Вот она! – воскликнула девочка, доставая из недр своей торбы небольшую бутылочку с синей жидкостью. – Держи, Обито! – Рин протянула ему склянку. – Дашь выпить Какаши перед сном, потом ночью нужно будет его разбудить часа в четыре и снова попоить, ну и утром после завтрака. Таким образом, надо поделить содержимое на три части, – Рин замолчала на пару секунд, как будто раздумывая. – Нет, вроде, всё сказала.
Она ещё раз наклонилась, чтобы узреть Какаши, помахала ему и пожелала выздоровления. Потом повернулась к Обито, легонько приобняла и шепнула на ухо:
- Спасибо, что ты заботишься о нём.
Рин вышла за дверь, Обито защёлкнул замок и в нерешительности остался стоять, уставившись на створку. Почему всё так несправедливо? Учиха из кожи вон лезет, чтобы провести с нею хоть немного времени наедине, но девочка как будто его не замечает. А почему? Да потому что она без ума от этого мнимого героя Какаши. Хотя, с чего он это взял? Рин делает всё, пока они тренируются или прохлаждаются. Целыми днями штудирует медицинские техники, помогает Минато-сенсею с бумажными делами, занимается подготовкой к вылазкам, заботится об их здоровье… Обито не стоит так ревновать её, по крайней мере к Какаши. Разве что к её работе.
Учиха вернулся в комнату и сел на край кровати, на которой свернулся клубком Хатаке.
- Извини, - буркнул Обито.
- Я не могу починить свою лачугу потому, что не могу туда вернуться, - медленно проговорил Какаши. – Я не могу смотреть на эти стены, а как зайти внутрь, даже не представляю. Я не был дома уже полгода.
- Это же не ты их разрисовал? – глупо спросил Обито.
- Не я, - Какаши ответил, приподнялся на руках и посмотрел на Учиху.
Его глаза блестели и были похожи на глаза волчонка, сердитого и голодного, но совсем не злого. Он смотрел на Обито испытующе, словно ощупывая этим взглядом что-то глубоко у него внутри. Возникло неприятное ощущение, как будто что-то копается где-то возле сердца и заставляет его биться чаще. Обито не мог отвести взгляд и снова, как завороженный, смотрел в эти абсолютно чёрные глаза. Какаши привстал с места, но Обито не предал этому значения. Какаши придвинулся почти к нему вплотную, но Обито этого не заметил. Он продолжал смотреть и видел только чёрные глаза. Он слушал, но слышал только ускоряющееся биение своего сердца. Он не пошевелился, когда почувствовал тёплые ладони Какаши, смыкающиеся на его спине, не отстранился, когда ощутил прикосновение его губ, он только продолжал смотреть в чёрные глаза.
Какаши сжал Учиху как тряпичную куклу, как будто боялся, что тот изо всех сил будет стараться вырваться, и не прекращал целовать. Это были беспорядочные поцелуи в лицо, в губы, в шею. Хатаке на мгновение отпустил Обито, заодно дав тому возможность вдохнуть, но тут же судорожно сжал руками его запястья и притянул к себе. Какаши целовал его пальцы, ладони, снова возвращался к лицу и дышал так прерывисто, не произнося ни слова. Обито словно потерял остатки воли и послушно следовал за движениями Какаши, он позволил перевернуть себя на спину и уложить на мягкие одеяла, позволил Хатаке проникнуть тёплым языком в его рот и сначала нехотя начал отвечать на поцелуй, но потом понял, что уже не может остановиться. Обито вцепился в плечи Какаши так, что пальцы побелели, и всё более настойчиво пытался прильнуть к нему, ловя каждое мимолётное ощущение. Он не мог перестать смотреть в эти проклятые чёрные глаза даже спустя несколько минут, судорожно подаваясь вперёд, когда рука Хатаке уже ласкала его внизу. Не мог отвести взгляд, когда с губ начали срываться стоны. Не мог отвернуться или зажмуриться, когда удовольствие становилось всё острее. Какаши прижался губами к щеке Обито и горячо выдыхал ему в висок, вжимая свободной рукой его плечо в подушки. Учиха выгибался навстречу движениям Какаши и томно стонал, с нарастающим нетерпением вколачиваясь в его руку.
- Мой, - на выдохе прошептал Хатаке, плотнее сжав плечо Обито и ускорив движения.
Тот ответил ему оборвавшимся вздохом и замер, в последний раз выгнувшись практически дугой. Какаши погладил Обито по шее и, не спуская с него глаз, облизал свою ладонь, а затем и пальцы – один за другим, и улыбнулся.
Обито с трудом сфокусировал взгляд на его лице. Наконец морок рассеялся, и он мог бы рассмотреть Какаши, но тот уже, хихикнув, натянул на нос маску.

* * *
Вот уже наверное битый час Обито молча лежал на спине, пока его мысли бились в конвульсиях. Рядом лежал Какаши, по обыкновению свернувшись клубком и откинув голову ему на грудь. Он, кажется, спал.
- Обито? – словно прознав о его подозрении, подал голос Хатаке.
- М? – откликнулся Учиха.
- Я люблю тебя.
- Да я понял…
Какаши повернулся к нему и легонько потёрся щекой о его щёку.
- Я принесу тебе настойку Рин, - быстро сказал Учиха, вставая.
На подкашивающихся ногах он добрался до тумбочки у двери и взял склянку. Ему стоило огромных усилий не разбить её по пути на кухню, руки так тряслись, что, казалось, хотели оторваться и убежать отсюда как можно дальше, прихватив с собой заодно и голову, и всего остального Обито. Он бессильно оперся о край стола одной рукой, второй пытаясь налить в стакан содержимое бутылька; горлышко выбивало о край стакана какой-то сумасшедший ритм. Справившись с этой непростой задачей, Обито тяжело вздохнул и, пытаясь унять дрожь, вернулся в комнату.
- Пей, - коротко приказал он, протянув ёмкость Какаши, но даже на этом коротком слове его голос предательски надломился.
- Спасибо, - Хатаке взял у него из рук стакан и одним глотком осушил его.
Обито смотрел на него со смятением, которое никак не мог скрыть. Когда Какаши поднял голову от стакана, он встретился со спокойным взглядом чуть потускневших чёрных глаз.
- Не прогоняй меня, - тихо проговорил Хатаке. – Я тебе ещё пригожусь.


@темы: Какаоби - канон, Неподражаемое творчество админов, Фанфик

URL
Комментарии
2014-09-16 в 23:14 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
Мне очень понравилось, прям как по заказу.

2014-09-17 в 00:20 

какаобище
какш, ты прнс?
сук я счастлив

2014-09-17 в 17:06 

Kanames
Ракииии
Это было одно большое мимими
Приятно читать такие трогательный и милый фик
Да блин,я сама хочу взять и покормить Какаши,дать ему посмотреть мультики и уложить в постель.До крайности его жалко.Бедный ребенок.Я рада,что Обито о нем позаботился...нууу а потом и Какаши позаботился о Обито(если вы понимаете о чем я ;>).
Последние слова просто в самое сердце,честно.
Желаю автору всего всего ,сердечек вам <3

2014-09-17 в 19:19 

какаобище
какш, ты прнс?
Последние слова просто в самое сердце,честно.
мне ваш комментарий прямо в самое сердце. ради таких моментов хочется творить. спасибо

2014-09-17 в 19:27 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
если вы понимаете о чем я ;>
А то!))) мне нравится всякая такая забота :laugh:

   

КАКАОБИ - КАНОН!

главная