12:52 

КАКАОБИЩЕ СНОВА ЖЖОТ

KakaObi
Название: I will be your scarecrow (главы 9, 10)
Автор: какаобище
Бета: обкакер
Персонажи: Какаши/Обито, Минато, Рин
Жанр: драма, романс, юмор
Рейтинг: R
Предупреждение: Это первый фанфик какаобища, не судите сторого, потому что он ранимый, а я опсаный. Поехали!


9 глава


Ребята беззаботно валялись на траве, подставив лица солнечным лучам. Какаши мечтательно смотрел куда-то высоко, в небо, а Обито – на Какаши. Солнце начинало медленно клониться к горизонту, тени вытягивались: скоро в лесу станет прохладнее, а после стемнеет. В лесу быстро темнеет. Одинокие лучики света запутаются в густой листве высоченных деревьев, и лес окутают сумерки в то время, когда в деревне ещё будет светло.
- Пошли сдаваться, - нарушил молчание Какаши и приподнялся на локтях, глядя серьёзными чёрными глазами на Обито.
От неожиданности Учиха вздрогнул.
- В смысле, «сдаваться»? – переспросил он.
- В прямом, - Какаши сел и, усмехнувшись, пояснил. – Пойдём в деревню, найдём учителя и сдадимся на его милость.
Обито был удивлён внезапному предложению Хатаке. У него в голове не укладывалось, почему Какаши вдруг решил нарушить всю идиллию.
- Но мы же собирались сбежать, - Обито резко уселся и воззрился на Какаши полными непонимания глазами.
- Мы собирались сбежать «если что», - поправил его Хатаке. – Но пока «если что» не наступило, лучше попробовать хоть что-то исправить.
Обито молча хлопал глазами. Какаши продолжал:
- В любом случае, Обито, тебе ничего не будет. Как ни крути, во всей этой ситуации ты жертва, и сенсею действительно следует разобраться с тем, что произошло.
- За что они ненавидят меня? – одними губами прошептал Учиха.
- Я не знаю, - Какаши вздохнул. – Они идиоты, Обито.
Ребята немного помолчали, спустя пару минут Какаши снова заговорил:
- Сейчас мы пойдём к учителю. Мы ничего не будем говорить. Я не буду. А ты как знаешь. Если тебе станет от этого легче, сможешь наябедничать на меня, я пойму. Сколько раз ты уже ябедничал на меня, Обито?
От этих слов Учиху передёрнуло, и внутри у него что-то похолодело.
- В каком смысле ябедничал? – пролепетал он.
- Ну, рассказывал сенсею про то, как я тебя задираю, например. – Какаши закатил глаза, было видно, что он не слишком хочет об этом говорить. – Или про то, что я использовал райкири на тренировке, когда он в очередной раз смылся по своим неотложным делам?
- Я ничего такого никогда ему не рассказывал! - воскликнул Учиха и впился обиженным взглядом в Хатаке. – Никогда!
- Непохоже, чтобы ты обманывал… - Какаши почесал затылок и посмотрел чуть виновато. – Но почему он постоянно отчитывал меня, как будто следил за каждым моим шагом, проходу мне не давал, только бы сказать что-нибудь…
Обито не на шутку удивился. Он поверить не мог, что сенсей может отчитывать за что-то Какаши, тот же был идеальным учеником: сильным, выносливым, старательным, талантливым. Самому Обито не так часто доставалось от учителя, и всегда за дело, но Минато не был с ним слишком строг. Учиха видел, что Какаши не врёт и выглядит, говоря о сенсее, обиженно и уязвлённо. Что же такого мог говорить ему учитель, что это задело его так сильно? Додумать ему не дал Какаши, встав и потянув его за плечо.
- Идём. Я уверен, что нас уже ищут. И, если мы не вернёмся до темноты, дело может стать серьёзнее, - Хатаке сглотнул. – Драка дракой, и я готов ответить за то, что сделал, но не хочу, чтобы тебя обвинили в дезертирстве.
Последнее слово Хатаке неприятно резануло слух Обито. Он и не задумывался, что их побег кто-то может расценить именно так. Ведь они бежали не от деревни и не от своих обязанностей шиноби, они бежали от ополоумевших сверстников, затеявших разборку. И направлялись они не в расположение врага, чтобы донести о секретах Конохи, а в тихое и безлюдное место, чтобы укрыться в нём. Но Какаши прав: они не гражданские, чтобы позволять себе слабости, и заслуживают наказания за их проявление. С тяжёлым сердцем Обито поднялся с земли, напоследок проведя рукой по примятой траве.
- Идём, - шёпотом произнёс он, легонько дотронувшись пальцами до плеча Хатаке.

* * *
На улицах Конохи уже сгущались сумерки, когда Обито и Какаши вошли в деревню через брешь в городской стене. Маленький переулок был захламлён ещё сильнее, чем в прошлый раз, и всё так же где-то в отдалении лаяла собака.
До деревенского штаба ребята пробирались молча. Они старались незаметно скользить по проулкам и скрываться в тени зданий. Впереди замаячило двухэтажное строение штаба. Лишь одно окно горело, как будто это был одинокий блуждающий огонёк в чаще леса. А ведь всем известно, что блуждающие огоньки никогда не появляются к добру.
Мальчишки остановились перед входом в штаб и мрачно переглянулись. Какаши исподлобья поглядел на дверь и медленно потянул за ручку. С тихим скрипом дверь открылась, и он вошёл внутрь, следом за ним на ватных ногах просеменил Обито. Они тихонько поднялись по узкой деревянной лестнице на второй этаж и прокрались по коридору к кабинету Минато-сенсея. Дверь была неплотно прикрыта и именно из-под неё пробивалась полоска света. У Обито всё внутри оборвалось, когда Какаши постучал.
- Да-да, - раздался приглушённый голос учителя.
Какаши резко распахнул дверь и сделал решительный шаг в кабинет. Обито сиротливо выглядывал из-за его спины, старательно отводя глаза, чтобы не встречаться взглядом с сенсеем. Тот всплеснул руками и поспешно встал из-за стола, заваленного какими-то свитками.
- Где вы пропадали? – Минато подошёл к ребятам. – Вас до сих пор ищут.
Хатаке молча смотрел в пол, не двигаясь с места. Обито попытался последовать его примеру, смущённо потупившись. Сенсей сразу нащупал среди них слабое звено и перевёл взгляд прищуренных голубых глаз на Учиху.
- Обито, - радушно обратился к нему учитель. – Расскажи, что произошло! Я очень волновался.
Но Учиха, помня недавний разговор с Какаши, будто бы воды в рот набрал. Он пообещал себе, что ни в коем случае ничего не скажет, даже если Минато начнёт его пытать! Его до глубины души задели слова Хатаке о ябедничестве, и теперь Обито боялся, что любое его слово может со стороны звучать как кляуза. Всю дорогу до деревни он старательно рылся в своих воспоминаниях, выуживая оттуда всё, что так или иначе можно было бы расценить как жалобы на Какаши. Но ничего такого Обито вспомнить не мог, он даже Рин никогда не жаловался, не то что учителю. Всё, что он думал о Какаши, он говорил только Какаши. И всегда считал, что поступает верно.
- Я слышал, что вы затеяли потасовку на тренировочной площадке, - ласковым голосом говорил сенсей, не спуская глаз с Обито. – Но мне не верится, что вы на такое способны. Что послужило причиной? Вас кто-то обижал? Или… - Минато на секунду умолк, словно о чём-то раздумывая. – Или же вы были так расстроены поражением, что решили отыграться?
Глаза Минато в миг похолодели, он строго сдвинул брови и перевёл взгляд теперь на Какаши.
- Хатаке! – командным голосом гаркнул учитель, Какаши автоматически выпрямился и уставился на него. – Приказываю доложить, что послужило причиной нарушения устава. Союзники были сознательно подвергнуты опасности из-за вашей прихоти. Я не раз говорил о важности командной работы. Вы проиграли не из-за того, что бой, как тебе кажется, был нечестным, а потому что ты пренебрегаешь важностью соблюдения устава.
Пока Минато говорил, Какаши как будто становился меньше ростом, но его спина всё равно оставалась ровной.
- Ты подвёл не только своего товарища и команду, ты предал моё доверие и главное – наплевал на кодекс шиноби, - Минато испытующе буравил Какаши взглядом. – Ты пошёл по скользкому пути. Ведь ты знаешь, что бывает с теми шиноби, которые нарушают устав? Ты знаешь, во что превращается их жизнь?
Обито заметил, что плечи Какаши еле заметно дрожат.
- Мне доложили, что ты использовал запрещённую технику, пытаясь убить своего однокашника, - Минато холодно посмотрел на Какаши сверху вниз, тот же безучастно пялился в пустоту, как и почти всегда, когда сенсей что-либо говорил. – Меня это неприятно поразило, потому что мы не раз обсуждали конкретно эту технику, и я думал, ты понял мою позицию по этому вопросу. Но, мало того, ты втянул в потасовку Обито! Ты вынудил и его нарушить устав и напасть на союзников, а после, очевидно, подстрекал к дезертирству.
Учиха больше не мог слышать этот поток лживых и гадких слов. Он точно знал, что всё было не так, но даже не мог предположить, кто был способен рассказать сенсею такую небылицу. Но не это пугало Обито больше всего, а то, что сенсей на это купился!
-…влечёт за собой не только серьёзное наказание, но и осуждение обществом, - Учиха услышал лишь окончание фразы Минато, увидев, как плечи Какаши предательски дёрнулись, но тот устоял. Ровно.
Нет, так больше не могло продолжаться. Обито набрал в грудь воздуха и уже приготовился разразиться потоком справедливых возмущений, когда Какаши резко обернулся к нему и посмотрел в упор. Его чёрные глаза были тусклыми и настолько несчастными, что все слова застряли у Обито в горле и поднялись тяжёлым комом. Учиха смотрел в эти глаза не дольше секунды до того, как Хатаке снова повернулся к сенсею, но успел разглядеть непроглядный ужас, плескавшийся в них, смятение, стыд и невыразимую мольбу. Он так хотел высказать всё, что думал сейчас об учителе и его беспочвенных обвинениях, но этот взгляд Какаши заставил его молчать и ловить воздух ртом, не в силах перестать слышать то, что он слышал.
- Ты предал устав, Хатаке, - со слегка наигранной горечью произнёс Минато, словно бы ему нравилось смотреть на унижение ученика. – Я считаю, что в данный момент ты представляешь угрозу для деревни. Но в силу твоего юного возраста и неопытности я подумаю о том, чтобы пойти тебе навстречу. Но мне нужно время, пойми и ты меня. Сейчас же я приказываю тебе сдать свой протектор.
Какаши чуть заметно вздрогнул, но после недолгого замешательства поднял подрагивающие руки к своей повязке, неловко развязал узел едва слушающимися пальцами и протянул её сенсею. Тот уверенным движением вырвал протектор из его руки, словно отрывал кусок кожи. На глаза Обито помимо его воли навернулись слёзы.
- Я верну тебе его, когда сочту нужным, - тихо проговорил Минато, убирая бандану в ящик стола. – Если сочту, - твёрдо добавил он.
Ещё раз смерив Какаши взглядом и мельком посмотрев на раскрасневшегося Обито, сенсей сложил руки на груди и, опустив голову, спокойно сказал:
- На этом всё. Можете идти.
Когда Какаши молча выскользнул за дверь, а Обито ещё только развернулся, Минато окликнул его:
- Обито, - тот обернулся и хмуро посмотрел на учителя. – Тебя я жду завтра на тренировке. И если я тебя там не увижу, тебя ждёт то же самое, что и Хатаке.
Учиха затравлено опустил глаза и поспешил выскочить в коридор, ничего не ответив, но Какаши уже нигде не было.

* * *
На улице совсем стемнело, когда Обито выбежал из штаба. Он осмотрелся по сторонам – никого! Куда же мог подеваться Какаши, почему он не дождался его? Обито вертелся на месте в надежде выцепить знакомый силуэт в сгущающейся темноте, но всё было тщетно. Он хотел закричать, позвать Какаши, но боялся, что его крик услышат другие. Учиха был в отчаянии. Он никогда не следил за людьми, считая такое поведение неправильным, но сейчас у него не было выбора. Ему было физически необходимо найти Какаши. Обито чувствовал, что в противном случае произойдёт что-то ужасное.
Куда же мог пойти Хатаке? Обито ломал голову над этим вопросом, бесцельно нарезая круги вокруг деревенского штаба. На полигон? Учиха, сломя голову, бросился в сторону тренировочной площадки, но вдруг остановился как вкопанный. Вряд ли Какаши будет тренироваться сейчас. Он выглядел слишком подавленным, к тому же, сам Обито сейчас ни за какие коврижки бы не пошёл туда. Может, Какаши отправился к нему и сейчас ждёт его на крыльце перед входом в его жильё? Но тогда он бы не стал убегать, а дождался бы Обито, чтобы пойти вместе. Разве нет? Учиха схватился за голову. «Думай! Думай! - приказывал он себе. – Думай, пустая башка!» И вдруг в его голову пришла одновременно простая и ужасающая мысль. Обито понял, что Какаши пошёл к себе. В свою покосившуюся лачугу с обскобленными стенами. Почему он был так в этом уверен, Обито не мог сказать, но он был уверен.

* * *
Ходу до жилища Хатаке было совсем немного. Обито удалось преодолеть всё расстояние буквально за пару минут. Но, приблизившись к цели, он неосознанно замедлил шаг и постарался двигаться как можно тише. Совершенно некстати Учиха вспомнил, как следил за Какаши, метавшим сюрикены. Это было забавно, он чувствовал себя настоящим шпионом. Но теперь забавно не было. Обито крадучись подходил к чуть накренившемуся набок домику и видел, что что-то в его виде изменилось. Ему доводилось видеть эту хибару только раз и при довольно ярком солнечном свете, поэтому сразу понять суть изменений Обито не удалось. Разве что стены были тёмными, а запомнил он их светлыми, потёртыми почти до белизны, как будто с них что-то старательно отдирали. Какие-то надписи. Тогда Обито так и не смог разобраться, что же там было написано. Он сделал ещё несколько маленьких шажков и достиг разросшегося лохматого куста, за которым можно было бы неплохо спрятаться. Да вот только от кого? Никого видно не было, а порывы ветра, шелестевшие листвой, заглушали все звуки вокруг.
Обито ещё раз попытался осмотреться, его взгляд остановился на передней стене дощатого домика Какаши. С этого расстояния он смог разглядеть слегка отливающие в лунном свете разводы краски. Нанесена она была неоднородно с просветами. Учиха прищурился и всмотрелся почти до боли в глазах, пока не смог различить какие-то надписи. Краска была чёрная, на пегом фоне старых досок текст разобрать было крайне трудно, но некоторые слова ему всё-таки удалось прочесть. «Предатель», «смерть», «позор», Обито округлившимися глазами пялился на закорючки, складывавшиеся в эти ужасные слова, и не мог поверить, что это не какой-то дурной сон. Он почувствовал, что голова начинает кружиться, а земля уходит из-под ног, ему стоило немалых усилий не увалиться наземь.
В какой-то момент Обито показалось, что окружающие звуки будто бы тонут в толстом слое ваты. Но он прислушался и понял, что пронзительный шелест листвы на ветру стих и наступила почти полная тишина. Где-то над головой вяло чирикала ночная птица, а неподалёку стрекотал сверчок. Но был ещё один звук, и сначала Обито не мог разобраться, что это может быть и откуда оно доносится. Ему казалось, что совсем рядом скулит собака или даже щенок, но что-то странное было в этом. Обито никогда не слышал, чтобы собаки… всхлипывали. Догадка пронзила Обито до дрожи в коленях, он принялся лихорадочно выискивать глазами хоть какое-то указание на источник звука. Было так темно, что как бы он ни вглядывался, он не мог совершенно ничего рассмотреть. Луна освещала дом сзади так, что тот отбрасывал тень на весь двор, а что скрывается в этой тени, сам чёрт не разберёт. Он не мог поверить, что это отчаянное скуление, наполненное какой-то невообразимой болью, может издавать Какаши. Что это вообще может быть человек.
Чертыхнувшись про себя, Обито решил действовать. Он начал крадучись огибать выступающие ветки неряшливого куста, когда справа от себя услышал торопливые шумные шаги. Учиха поспешно нырнул обратно в заросли. В лунном свете проступал силуэт подтянутого парня, которого невозможно было не узнать по характерной дурацкой причёске и заметному даже в темноте ярко-зелёному трико.
- Какаши! – на всю округу гаркнул Майто Гай.
Обито отметил, что в ту же секунду скуление стихло. Он старался даже не дышать, когда Гай протопал мимо него к домику. Дойдя до крыльца, тот покрутил головой и подбоченился.
- Не будь трусом! – крикнул Гай. – Я жду!

10 глава


Майто Гай вальяжно прохаживался вдоль узенького крылечка, демонстративно уперев руки в бока и периодически покрикивая:
- Какаши! Какаши, выходи! Трусишка!
Обито не мог понять его поведения. Поза у Гая была расслабленная, уверенная, будто бы он не ждал нападения, но при этом говорил он так, словно точно знал, что Какаши находится здесь. Выходило, что то ли Гай совсем не боялся Хатаке, что было трудно представить после сегодняшнего происшествия, то ли бахвалился перед пустым местом. Пока Обито раздумывал над этими непростыми обстоятельствами, Майто остановился и с издевательскими нотками протянул:
- Чего это ты прячешься, Какаши? – на некоторое время он примолк, видимо ожидая ответа, но, так и не дождавшись, фыркнул и присел на корточки. – Что ты как девочка, а, Хатаке? – Гай ухмыльнулся. – Я не знал, что ты теперь девчонка! Вы с Учихой наверное того… подружки?
Сказав это, Майто расхохотался над собственной шуткой, едва не потеряв равновесие и не усевшись пятой точкой на землю. Отсмеявшись, паренёк выпрямился во весь рост и с шутливой интонацией просюсюкал:
- Выходи, Какаши-чан, я девочек не обижаю!
Обито, наблюдавший за его зубоскальством из раскидистого куста, с трудом мог дышать от возмущения. Как этот человечишка может так разговаривать с Какаши? Даже если его тут нет, как Гаю в голову могут прийти подобные слова, и как ему может хватить смелости произносить подобное вслух? Обито казалось, что Гай относился к Хатаке с каким-никаким, а уважением, но о каком уважении может идти речь, если человек говорит такое? Учиха чувствовал, как в нём закипает злость. Горячая волна обдала его, когда Гай снова заверещал, топая ногой по крыльцу:
- А я не думал, что ты убежишь, Какаши! Всех насмешил! – Гай коротко хохотнул. – Только пятки сверкали!
Учиху начало потряхивать, а бровастый не унимался.
- Ты-то убежал, а меня все выхаживали и хвалили, что наподдал тебе! Девчонки облепили, а тебе их не видать. Твоя Рин лечила меня, пока ты бегал, а о тебе даже не заикалась. На вас с Учихой ей плевать!
Руки у Обито тряслись, ноги подгибались, а перед глазами начинала плясать рябая пелена. Он видел проступающий из темноты силуэт Гая, иногда выхватывал его лицо в лунном свете, но больше не мог воспринимать этого человека как союзника. Другом ему Гай не был никогда, но Обито понимал, что он не враг. Сейчас эта граница стёрлась, и Учиха был одновременно разъярён до белых глаз и напуган. Ещё совсем недавно он чертыхался из-за внезапного внимания Хатаке к его скромной персоне, удивлялся его напускной невозмутимости и думал, что все его успехи связаны с тем, что Какаши просто умеет отключаться во время тренировочных схваток и видеть в своих товарищах врагов. Сейчас Обито в этом убедился. Он чувствовал в себе огромную силу, знал, что если бросится сейчас на Гая, то и мокрого места не оставит, понимал, что никакая боль его теперь не остановит и он будет бить на поражение.
- Ну что, поскулишь ещё, как щенок побитый? Думаешь, я не слышал, как ты тут нюни пускал? – Майто снова заржал и тряхнул головой.
Обито больше не мог стоять на месте, он весь подобрался, готовый в следующий миг броситься в атаку, но внезапно вспышка яркого света ослепила его. Всё происходило словно в замедленной съёмке. В невероятно ярком голубоватом всполохе Учиха как днём мог рассмотреть стремительно выскочившего откуда-то из-под крыльца Какаши, бросившегося к Гаю. Его правая рука была объята разрядами молниевой чакры, а лицо не выражало никаких эмоций, но Обито успел заметить, что его щёки покрыты потёками влаги. Воздух наполнял сухой электрический треск и только где-то неподалёку продолжал заливаться сверчок.
Тело действовало как будто отдельно от Обито. Он резко сорвался с места и кинулся к Гаю. Нет, он больше не видел в бровастом врага и был ошеломлён тем, что ещё несколько секунд назад мог думать о подобном. Сейчас он понимал лишь то, что у него есть только один шанс попытаться всё исправить. Не позволить трещащей молнии прервать жизнь задиристого Майто и уберечь Какаши от самой страшной ошибки, которую он вот-вот допустит. Обито ни о чём не жалел. Разве что о том, что день был жарким и на обратном пути он не стал надевать куртку, а набросил её на плечи. В голове у Учихи пронеслась мимолётная мысль: он опасался, что по своему обыкновению запутается в развевающихся на бегу рукавах и снова напортачит. Обито очень хотелось думать, что никто не умрёт из-за этого…
Всё произошло слишком быстро. Электрический стрёкот показался Учихе оглушительным, когда он, что был сил, налетел на Гая и придавил того к земле. Перед глазами мельком пронеслась яркая вспышка, а спину обожгла острая боль. Через мгновение за его спиной раздались треск и резкий раскат сухого гудения. Потом всё стихло. Обито окаменел, вжимая Майто Гая в вязкую лужу. Снова налетел ветер, холодивший шею и руки. Проклятая куртка где-то слетела…
Учиха, преодолевая ступор, обернулся. Было темно и тихо. Он не сразу рассмотрел сутулую неподвижную фигуру Какаши, застывшую перед толстым стволом высокого старого дуба. Хатаке стоял на подкосившихся ногах и не падал, похоже, только из-за того, что его правая рука по локоть вошла в дерево. Обито слышал шелест листвы, знаменовавший порывы ветра, и видел, как развевается что-то, пригвождённое к стволу. В проблеске света, промелькнувшем сквозь мечущиеся листья, он сумел разглядеть рукава своей синей куртки.
Всё вокруг словно бы замерло. Беспорядочные лунные блики метались то тут, то там, выхватывая из темноты всё новые детали ужасающей экспозиции, которые Обито не хватало сил рассмотреть. Всё его внимание было приковано к трепыхающимся у дерева рукавам. С огромным трудом Обито сумел отвернуться и перевёл взгляд на Гая. Могло показаться, что бровастый перестал подавать признаки жизни, но так было лишь не первый взгляд. Обито увидел его выпученные глаза со зрачками-точками и, чуть прислушавшись, уловил еле слышное осипшее дыхание из широко открытого рта Гая. Учиха попытался подняться, но лишь неловко чертыхнулся: боль в спине оказалась куда сильнее, чем он думал. Снова налетел ветер, и Обито почувствовал, что его спина влажная, футболка липнет к коже, а пронизывающие дуновения ощутимо холодят. Он автоматически поёжился и скривился от боли, снова пронзившей лопатки.
Неожиданно от дуба снова раздался тот нечеловеческий звук, который Обито слышал до этого, по-шпионски укрываясь в кустах. Только теперь он звучал тише и гораздо печальнее, и всхлипов слышно не было. До слуха Обито донёсся мягкий звук падения чего-то лёгкого и хруст неравномерных медленных шагов по иссохшейся траве. В следующий момент рядом с Обито что-то упало, он покосился в направлении звука и увидел стоящего на коленях Хатаке. Он очень-очень тихо поскуливал и дрожал, и словно бы силился двинуться, но не мог. Обито осторожно приподнял правую руку, чтобы не вызвать новую волну боли, и легонько прикоснулся к его локтю.
- Какаши? – вопросительно прошептал Учиха.
Хатаке с визгом отпрянул от него к крыльцу и опрокинулся на четвереньки, глядя из темноты затравленно и дико. Его глаза блестели, и слёзы на щеках отливали в лунных бликах.
Обито попытался встать. Без резких движений. Сейчас это нужно было им обоим. Это стоило Учихе неимоверных усилий, но в конце концов удалось. Он стал осторожно приближаться к Какаши, наклонившись вперёд и протянув к нему одну руку.
- Какаши? Всё хорошо. – Обито подошёл почти вплотную и постарался улыбнуться так искренне, как только позволяла боль. – Всё хорошо.
- Ты… - голос Хатаке было сложно узнать, обычно спокойный и уверенный, сейчас он напоминал что-то среднее между механическим скрипом и скулением животного и был очень тихим. – Ты не… - Какаши еле заметно отодвинулся назад. – Ты живой…
- Конечно, - Обито неловко рассмеялся и присел на корточки перед Хатаке. – Что мне сделается-то?
Какаши наклонил голову на бок и чуть подался вперёд, как будто не верил, что видит перед собой Обито. Луна светила на его лицо, и Обито увидел, как чёрные глаза стремительно теряют звериное затравленное выражение и наполняются привычным спокойствием.
Звук сзади заставил Учиху резко обернуться и шикнуть от боли.
С кряхтением и стоном с земли поднялся Гай и дрожащими руками принялся отряхивать своё бесценное трико, то и дело косясь на сидящего Учиху и замершего перед ним Какаши.
- Ну вы даёте, - на выдохе произнёс Гай. – Вот это встряска… – он помолчал немного и уже куда как более бодро выпалил, подняв вверх руки. – Вот это я понимаю! Неукротимая сила юности!

* * *
Спустя некоторое время Гай, Обито и Какаши расположились внутри покосившейся хижины и ёжились от порывов ставшего холодным ветра, проникавших сквозь неплотно сколоченные доски. Было очевидно, что Какаши чувствует себя в этих стенах очень неуютно. Он то и дело озирался по сторонам, будто бы боясь, что потолок вот-вот обрушится на них. Обито был надёжно укутан в какую-то тёплую тряпку, вероятно, раньше служившую Хатаке одеялом. По его спине медленно расползались кровавые разводы.
- Нам нужен медик, - уверенно проговорил Гай.
- И без тебя знаю, - огрызнулся Хатаке. – Только кого мы позовём среди ночи? Его рана не слишком серьёзная, пока будет сидеть, ничего страшного не случится, - в его голосе чувствовались страх и отчуждение, очевидно, Хатаке не мог смириться с фактом, что собственноручно ранил Учиху. – Пусть отдохнёт сначала. И кровь, авось, остановится.
Гай понимающе покивал, а Обито ничего не сказал, он пригрелся и отчаянно боролся со слабостью и сонливостью. Какаши сидел рядом с ним, постоянно легонько подталкивая в плечо, чтобы тот ни в коем случае не отрубился. Во всём его облике сквозили смущение и вина. Иногда Какаши косился на Учиху полными сожаления чёрными глазами.
- Какого чёрта ты вообще сюда припёрся, Гай? – Хатаке снова повернулся к бровастому и нахмурился.
- Да я… - тихо начал Майто и запнулся. – Я это… Извини, Какаши, глупо вышло.
Хатаке закатил глаза и снова ткнул Обито в плечо.
- Ты ещё здесь? - вполголоса спросил он, Учиха кивнул.
- Вообще я того… извиниться пришёл, - пробурчал Гай и смущённо поскрёб затылок. – Мой отец говорит, что нужно быть честным с собой и окружающими, похоже, пришло время начать его слушаться, – бровастый перевёл дух и заговорил дальше. – Когда вы убежали, мы пришли в себя и отправились в деревню. Парни хотели отомстить тебе, да чего там, я и сам был ещё как взбудоражен. Но когда мы пришли, нам навстречу уже выскочил ваш учитель, Минато. Глаза у него были дикие, он приказал нам разбиться на группы и прочёсывать лес и прилегающие территории, пока не найдём вас, а потом привести вас к нему. Но вместо этого мы пришли сюда…
Гай умолк, виновато пялясь в стену, как будто хотел признаться ей во всех своих пригрешениях, начиная с младенческого возраста.
- Ну и? Пришли сюда, - поторопил его Какаши, опасливо поглядывая на начинающего клевать носом Обито, и хлопнул его по предплечью.
- Пришли сюда, - задумчиво проговорил Гай. – Котетсу сказал, что раньше твой дом был исписан всякими… - он немного помедлил, видимо, выбирая, что сказать. – Всякими словечками. И Котетсу знал, что это были за словечки. Откуда-то принесли краску. И сначала я орудовал кистью вместе со всеми, но потом… - Гай сглотнул. – Но потом… Потом понял, что поступаю неправильно, только было поздно уже, и они всё расписали. А после мы пошли вас искать, только особо не старались, обошли по кругу деревню. Так Изумо предложил. Не искать, а потянуть время и доложить Минато-сану, что вы дезертировали.
Какаши хмыкнул. Обито задумался: если ребята, придя в деревню, тотчас же получили приказ вести поиски, кто же мог успеть рассказать учителю свою версию событий на полигоне? Да ещё и рассказать так, что тот поверил?
- Гай, - тихо обратился к нему Учиха. – Так ты знаешь, кто рассказал всё Минато-сенсею?
Бровастый сделал несчастное лицо.
- Если бы я знал, то утаивать уже не стал бы, - он раздражённо фыркнул. – Не по совести это, однако. Но первыми с площадки сбежали девчонки, с них, видимо, и спрос.
Обито не хотел верить, что ко всему этому причастна Рин. Но иначе просто не выходило. Какой ещё убойный аргумент мог быть у ябеды, чтобы заставить сенсея прислушаться к его словам? Его? Или её? У Учихи закружилась голова. Нет, невозможно. Рин до недавнего времени была единственным лучиком света в его унылом мире, который он пытался разукрасить как мог собственными силами, но обычно это ему не слишком-то удавалось. Обито бы ни за что не подумал, что Рин способна предать.
- Всё же, нам необходим медик, - Какаши встрепенулся и потормошил Обито, который всегда выглядел апатично, когда задумывался. – Гай, есть варианты?
- Какие могут быть варианты, - Гай пожал плечами. – У нас только два медика: Рин и её наставница. К кому мы пойдём? Я помогу донести Обито, если что!
- Не хотелось бы впутывать в это дело кого-то постороннего, - Какаши виновато покосился в сторону. – Так, говоришь, Рин лечила тебя после драки и даже не вспоминала о нас?
Обито напрягся, он боялся услышать от Гая утвердительный ответ.
- Не совсем так, - пробормотал Майто. – Думаю, мы можем отправиться к ней. Обито, сможешь держаться за мою спину?
- Э, нет, ты растрясёшь, - Какаши помотал головой. – Его я донесу. К тому же он из-за меня пострадал. Если хочешь, можешь даже не идти с нами.
- Да чего уж там, - развёл руками Гай. – Если бы не я, то никому бы не досталось. Совесть мучает, знаешь, Какаши…

* * *
Вскоре по тёмным улицам Конохи неторопливо двигалась довольно живописная компания. Впереди нарочито крадущейся походкой вышагивал Гай, то и дело резко кидаясь в стороны и принимая угрожающие боевые стойки. Видимо, ему казалось, что он обеспечивал операции надёжное прикрытие. В нескольких шагах позади за ним плёлся Какаши с Обито на спине, а с его локтя свисал компактный рюкзак на длинной лямке. Хатаке, хоть и был мелким и жилистым, оказался очень сильным, он легко нёс на себе Учиху, при том что тот был немного крупнее и упитаннее. Но двигаться быстро Какаши не имел возможности. Он знал, какие раны может оставить его техника, а рана Обито была поверхностной и не опасной, по его мнению, но края такого пореза могли легко разойтись от любого резкого движения или толчка.
Дорога до домика Рин была недолгой. На подходе Гай начал заметно нервничать и на предложение зайти к медику вместе с ними начал что-то лепетать, дескать, проводил и теперь его миссия выполнена, вы уж там как-нибудь сами, и, воровато бегая глазами, удалился. Обито подумал, что скорее всего бровастый не был с ними до конца откровенен, и Рин всё-таки волновалась о них, даже когда лечила его, потому он и решил избежать с нею встречи, чтобы его обман не раскрылся. Какаши облегчённо вздохнул, когда Гай скрылся в конце тёмной улицы.
Они были прямо перед дверью домика Рин, но Хатаке не спешил стучать.
- Какаши? – шёпотом спросил Обито.
Тот резко выдохнул и, развернувшись, пошёл прочь от дома Нохары.
- К чёрту Рин, - проворчал Какаши.


@темы: Фанфик, Неподражаемое творчество админов, Какаоби - канон

URL
Комментарии
2014-09-21 в 13:32 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
Фанфик реально держит в напряжении. Какаобище, с нетерпениемжду продку!

2014-09-21 в 17:38 

какаобище
какш, ты прнс?
меня все держит в напряжении, я изливаю в фанфике боль
спасибо

2014-09-23 в 22:11 

Kanames
Ракииии
Что такого почуял Какаши?
Да и вообще Рин какая-то подозрительная :|

2014-09-23 в 22:30 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
Kanames, скоро выложим продолжение))

2014-09-23 в 22:44 

какаобище
какш, ты прнс?
Kanames,
Что такого почуял Какаши?
возможно настала пора почуять любовь

Да и вообще Рин какая-то подозрительная :|
читайте продолжение нашей детективной саги и все узнаете из первых рук!

   

КАКАОБИ - КАНОН!

главная