23:22 

I will be your scarecrow 11, 12

KakaObi
Название: I will be your scarecrow (главы 11, 12)
Автор: какаобище
Бета: обкакер
Персонажи: Какаши/Обито, Минато, Рин
Жанр: драма, романс, юмор
Рейтинг: R
Предупреждение: Это первый фанфик какаобища, не судите сторого, потому что он ранимый, а я ужас летящий на крыльях ночи. Поехали!


11 глава


- Куда мы идём? - спросил Обито, судорожно вцепившись пальцами в плечи Какаши.
- Домой, - тихо ответил тот, чуть ускоряя шаг.
До квартала клана Учиха путь был не близкий. Ребятам нужно было миновать практически полдеревни; состояние Обито не располагало к скачкам по крышам или забегу по пересечённой местности, а Какаши отчаянно не хотел попадаться кому-нибудь на глаза. Всё, что сегодня произошло, казалось обоим ребятам каким-то затянувшимся розыгрышем или ночным кошмаром, который вот-вот уже должен закончиться, чтобы перестать действовать им на нервы. Хатаке выбирал самые тихие и узкие улочки, чтобы пробраться незамеченным. Обито шумно дышал ему в шею и всё крепче хватался руками за плечи в надежде, что слабость отступит. Внезапно прямо из-под ног Какаши раздался недовольный собачий лай, он вздрогнул от неожиданности, а Обито зашипел от боли. Хатаке выругался и продолжил путь.
Мальчишки совсем выдохлись, пока добрались до цели. Какаши слишком сильно нервничал и скованность от страха лишнего движения теперь отзывалась усталостью в мышцах, а Обито, всю дорогу мужественно боровшийся с подступающей дурнотой, растратил на это все силы.
- На месте, - немного переведя дух, отрапортовал Какаши.
Он открыл дверь жилища Обито и, осторожно ступая, отнёс его на кровать. Положить Учиху ровно оказалось довольно проблематично. Его спина затекла, и теперь каждое движение отзывалось болью, но кровь остановилась, чему Какаши был несказанно рад.
- Не шевелись, сейчас я посмотрю, что у нас есть, - Хатаке схватил свой рюкзак и принялся вытряхивать из него всё прямо на пол.
Среди содержимого отыскались бинты, пластыри, спирт, какие-то склянки с разноцветными жидкостями и несколько упаковок пилюль. Какаши придирчиво осмотрел всё это богатство и перевёл взгляд на Обито. Тот лежал неподвижно и смотрел на него помутневшими глазами.
- Откуда у тебя всё это? – вяло поинтересовался Учиха.
- Аптечка должна быть у всех. А это, - Какаши снова посмотрел на сваленные в кучу медицинские причиндалы, - я получил в основном от Рин. Когда ты пустил меня к себе, я впервые выпил её настойку, до этого как-то обходился.
Сначала Обито хотел в очередной раз попечалиться о несправедливости бытия, но потом припомнил, что ему Рин давала не меньше разнокалиберных бутылочек, только он их все послушно опустошал. А бинтов у него не было, потому что она сама обрабатывала все его раны, и Учиха никогда не заморачивался такими мелочами, как домашняя аптечка. Пока он для надёжности высчитывал в уме примерное количество отданных Рин ему баночек и сравнивал его с баночками Какаши, тот оперативно вчитывался в пометки, оставленные на склянках.
- Это не подходит, хм, снова не то, - бубнил он, отставляя уже осмотренные ёмкости в одну сторону, - от головной боли… А, вот, нашёл! Эту микстуру Рин отдала мне, когда я сильно поранился, а вот и мазь, которую она советовала наносить на ссадины.
Какаши резко вскочил с пола и буквально подбежал к Обито, опустившись перед ним на колени и посмотрел на него всё ещё виноватыми, но теперь хотя бы самую малость обрадованными глазами. Обито улыбнулся ему:
- Давай попробуем твою мазь, чего уж.
Какаши очень осторожно разрезал его футболку вдоль спины кунаем и осмотрел рану. К его великой радости, её края были обожжены, что препятствовало кровотечению, а сама рана уже начала затягиваться. Шов нужен не был, потому что состояла она из нескольких коротких и не слишком глубоких порезов, неудачным было только место – возле лопаток. Поэтому не слишком серьёзная травма причиняла Обито такую сильную боль. Какаши, всё так же стоя на коленях, навалился животом на край кровати, и осторожно наносил и втирал вязкую мазь в рану Обито. Он старался делать это, прикасаясь к нему только кончиками пальцев, чтобы не растревожить начавший заживать порез и не причинить боль.
- Прости, - прошептал Какаши.
- Ты чего? – Обито с улыбкой посмотрел на него. – Всё нормально.
- Не нормально, - Какаши тяжело вздохнул. – Обито, ты знаешь, - его голос дрогнул, – там, стоя у того дерева, я подумал, что убил тебя.
Учиха вздрогнул. Совершенно некстати ему вспомнился надрывный высокий звук, который он слышал этой ночью.
- Я боялся закрыть глаза и боялся продолжать держать их открытыми, - Хатаке говорил это таким спокойным голосом, что Обито становилось не по себе. – Всё, что я мог понять в тот момент, это то, что каким-то непостижимым образом я убил тебя. Видел только эти оранжевые полоски. На твоей куртке, Обито, знаешь… - он всхлипнул. – Я даже не думал, что ты там окажешься. Что ты придёшь. За мной. Я и не думал…
Какаши задрожал и несколько раз часто моргнул, видимо, силясь не заплакать. Обито знал, что он ненавидит показывать слабости. Но на этот раз он не удержался, и одинокая слезинка скользнула по его щеке, мгновенно впитавшись в край маски.
- Я не думал, что ты придёшь, чтобы спасти меня, - он посмотрел на Обито покрасневшими от подступивших слёз глазами и опустил голову на кровать рядом с ним. – Я думал, это всё…
Обито протянул руку и потрепал Какаши по волосам. Тот посмотрел на него с разнесчастным видом и вздохнул так тяжело, что Обито чуть сам не разревелся.
- Я должен был сделать хоть что-то, - сбивчиво проговорил Учиха. – Ты же так бахвалился и обещал защищать меня от чего-то там, как я мог позволить тебе угробить себя? Хочешь запомниться вруном?
Какаши резко поднял голову и прищурившись уставился на Обито, но через секунду рассмеялся.
- Действительно, вышло бы очень по-идиотски. Больше не повторится.

* * *
Весь последующий час Какаши крутился вокруг Обито, то подкладывая ему дополнительную подушку, то убирая лишнее одеяло, напоил его настойкой из склянки, даже попытался накормить, но получил вялый отказ, потом попытался ещё пару раз, но отказ становился всё более категорическим. Хатаке было приуныл, но Обито объяснил, что слишком устал сегодня и хочет поскорее лечь спать, поэтому поест утром.
- Минато-сенсей будет ждать меня на тренировке, - зевая, сообщил Обито, глаза Какаши округлились.
- Что? Когда он это тебе сказал? Почему ты не предупредил раньше? – он схватился за голову руками. – Тебе осталось спать пару часов, рана не успеет зажить!
- Успеет, - попытался успокоить его Обито. – Я живучий.
Хатаке виновато посмотрел на него снизу вверх и быстрым вороватым движением подоткнул одеяло ему под бок.
- Спи. И будем надеяться, что и правда живучий, - Какаши пристроился с краю кровати и вдруг спросил: - А ты можешь прогулять? Что он ещё сказал?
- Не могу, - Обито погрустнел. – Учитель сказал, что если я прогуляю, то он и меня разжалует. Но тебя он простит вскоре, я уверен, а вот я… Не знаю, - Обито помялся. – Я того не стою…
- Стоишь, ещё как! – запальчиво воскликнул Какаши. – А вот насчёт меня… я не уверен, Обито. Помнишь, я говорил, что он часто придирается ко мне? Мне кажется, что может и не простить. Или прощать будет долго. Но на тебя это не должно никак повлиять, слышишь?
Учиха кивнул.
- Слышу.
- Вот и молодец, - Какаши посмотрел на Обито немного встревоженно. – Давай спать. А завтра постараемся сделать всё, чтобы моя ошибка не испортила тебе жизнь.

* * *
Обито лежал на животе, обхватив руками подушку, и никак не мог заснуть. Ему действительно оставалось на отдых не больше пары-тройки часов, но то ли поза была неудобная, то ли мысли в голове вертелись слишком бешено, но Учихе не спалось. Рядом, свернувшись на краю кровати, сопел Какаши. «Чудной человек, - подумалось Обито. – Столько всего за день произошло, а он как лёг, так и вырубился, и сопит мирно, даже маску не снял.» Хатаке повозился во сне, поудобнее переложив голову и стал сопеть громче, Учиха уставился в потолок, снова и снова возвращаясь к тяжёлым мыслям об учителе. Обито вдруг вспомнил, как Какаши уже упоминал о том, что сенсей его то и дело отчитывает, как будто узнаёт откуда-то, что Хатаке в очередной раз напортачил. Он пытался прогнать свои подозрения, но что если и к этому был причастен кто-то, знавший всё о Какаши и пользующийся доверием Минато-сенсея? Единственным человеком, подходящим под это описание, оказывалась Рин. И Обито не хотел в это верить. Должен быть какой-то другой ответ. Учиха понимал, что логично было бы заподозрить Рин и в участии в сегодняшнем происшествии, но всё это было как-то уж слишком просто. К тому же, ему не верилось, что всегда приветливая и заботливая Рин может оказаться такой лицемеркой. Тем более, Обито помнил как-то раз оброненную ею фразу – Нохара говорила, что медицинские техники являются одними из самых трудных не из-за их сложности и многообразия, а из-за того, что чакра медика должна дополнить чакру пациента и восстановить её движение. Это и есть самое трудное, потому что все чакры разнородны, и ей помогает в освоении техник искренняя привязанность к ребятам. «Положительные эмоции по отношению к пациенту как бы автоматически подстраивают твою чакру, чтобы она подействовала как можно лучше», - что-то такое тогда сказала Рин, и Обито до самого вечера ходил счастливый, радуясь, что услышал от неё почти что признание в любви. Не могли же все эти эмоции быть фальшивыми! Учиха был уверен: не могли. Он своими глазами видел, как Рин играючи осваивала всё новые медицинские техники, и видел, как в одночасье заживали раны, которые она исцеляла, разве можно добиваться таких результатов на фальшивых эмоциях? Перед мысленным взором Обито проносились многочисленные образы Рин в разное время: вот она протягивает ему руку и улыбается, вот спешит перевязать небольшой порез, вот она наклонилась к нему, чтобы помочь подняться после неудачного падения, и самое главное воспоминание – её ласковый взгляд прямо в его глаза из толпы не замечающих его людей. Разве это может быть фальшью? К Какаши Рин относилась не хуже, а даже, как казалось Обито, в разы лучше. Хоть он чаще всего норовил отказаться от её помощи, девочка всё равно делала всё возможное, чтобы исцелить его порезы и ссадины, даже ожоги от запрещённой техники на руках, и никогда Обито не замечал, чтобы она была недовольна, раздражена или косо поглядывала на Хатаке; напротив, её глаза всегда были наполнены восхищением и преданностью. Обито взгрустнулось. Конечно же, Рин всегда любила Какаши, как он мог в этом усомниться. Она не может желать ему зла, Учиха был готов поклясться в этом собственной головой. Но если не она, тогда кто?

* * *
За окном уже начало светать, когда Обито в очередной раз тяжело вздохнул и поёрзал на месте. На животе он спать категорически не умел. Он попытался размять спину и понял, что боль не прошла, но заметно ослабла, движения больше не были скованы. И ведь всё это благодаря мази Рин, разве мог злой человек изготовить такое замечательное лекарство? Обито обиженно фыркнул в ответ своим мыслям и принял решение: сегодня он, во что бы то ни стало, постарается разузнать, почему всё произошло именно так и кто может быть к этому причастен. Кто бы то ни был, Обито не смог бы простить ему боли, которую тот заставил испытать Какаши.
Учиха аккуратно выбрался из-под одеял и сел на кровати. Он намеревался подняться, раз уж уснуть всё равно не удалось, но, коснувшись ногами холодного пола, внезапно передумал и вернулся в тепло, решил полежать самую малость, чтобы согреться. И, конечно же, моментально уснул.

* * *
- Обито! Вставай, - Учиха с трудом разлепил глаза, услышав нотки отчаяния в голосе Какаши. – Просыпайся.
Хатаке легко, но энергично толкал его в плечо, нависая сверху. Увидев, что Обито проснулся, он облегчённо вздохнул и чуть отодвинулся от него, давая подняться.
- Уф, - Обито прикоснулся к гудящей голове, ему казалось, что его тело набито опилками или ватой. – Уже утро?
- Утро, - мрачно ответил Какаши. – Как спина?
- Ты знаешь, гораздо лучше, - Обито постарался улыбнуться. – Она уже под утро почти прошла.
- Отлично, - Хатаке потрепал его по волосам. – Только всё равно будь осторожен, не делай никаких резких движений на тренировке. Это может тебе навредить. К тому же… К тому же…
- Я знаю, к тому же нельзя, чтобы кто-нибудь увидел раны или хотя бы узнал о них, - Обито усмехнулся. – Не бойся, я буду осторожен.
Какаши посмотрел на Обито со смесью облегчения и благодарности. Его чёрные глаза, совершенно невыспавшиеся, едва поблёскивали из-под ресниц, Обито засмотрелся на него и начал снова проваливаться в сон.
- Обито! – Какаши потормошил его. – Пойдём собираться. Вдобавок, ты обещал сегодня позавтракать, а если будешь продолжать спать, то придётся идти голодным.
Учиха решительно открыл глаза и рывком встал с кровати. Голова закружилась, но он устоял на ногах и, восстановив равновесие, самым бодрым шагом, на который был способен, отправился умываться.

* * *
- Ты уверен, что не надо тебя проводить? – Какаши мялся на пороге квартиры Обито.
- Не надо, если сенсей был серьёзен, то лучше тебе пока держаться подальше, я так думаю, - ответил Учиха. – Ты сам-то чем планируешь сегодня заняться?
- Не знаю, - протянул Хатаке. – Я думал потренироваться, но путь на полигон мне заказан. Могу прибраться у тебя или пол помыть…
Обито захихикал и хлопнул его по плечу.
- Да ты чего, - замахал руками Какаши. – Я просто предложил!
- Чувствуй себя как дома, - улыбнулся Обито. – Можешь прибираться, можешь еды приготовить, а можешь поспать. Выбирай, что больше по душе.
- Ладно, - смущённо отозвался Хатаке.

* * *
Сегодня выдался один из тех редких дней, когда Обито не опаздывал на тренировку. Какаши разбудил его вовремя, а после быстро собрал, одел, накормил и выпроводил. Если бы Обито был дисциплинирован хотя бы наполовину как Хатаке, он бы наверное стал великим шиноби, ну или, по крайней мере, не выслушивал бы подколы от сенсея из-за ежедневных опозданий.
Возможно, свою роль сыграла гудящая от недосыпа голова, либо Обито истратил все нервы ещё вчера, но его мысли были без прикрас радужными. Он радовался хорошей погоде, предвкушал интересную тренировку, думал о том, как встретит Рин, вспоминал, что дома его будет ждать Какаши… На этом моменте Учиха резко остановился. Какаши ждёт его дома? И тут на него обрушились все вчерашние воспоминания и планы. Обито затрясся, но быстро взял себя в руки. Он был уже совсем рядом с тренировочной площадкой, а значит, его могли заметить, он должен вести себя непринуждённо и ничем не вызывать каких бы то ни было подозрений. Обито выпрямил спину и быстрым, но не торопливым шагом отправился дальше.
Учиха миновал ворота в сетке-рабице, огораживающей полигон, и увидел сидящую на пеньке возле полосы препятствий Рин. На миг его пронзил страх, но Обито отмахнулся от назойливого чувства и побежал к девочке.
- Привет! - закричал он на бегу и помахал рукой.

12 глава


Услышав приветствие Обито, Рин без особого энтузиазма посмотрела на него и снова уставилась себе под ноги.
- Привет! - чуть запыхавшись, воскликнул он снова, останавливаясь возле девочки.
- Привет, - тихо проговорила Рин, не поднимая глаз.
Обито был в смятении. Он никогда не видел её такой, Рин всегда улыбалась, любила поболтать, никогда не упускала возможности сказать слова поддержки и ласково посмотреть на них с Какаши, голосок её всегда был звонким и мелодичным, а взгляд лучился энергией. Теперь же она сидела, ссутулившись, смотрела в землю поблекшими глазами и отвечала слегка осипшим бесцветным голосом. В другой ситуации Учиха бы незамедлительно кинулся к ней, чтобы выяснить, не приболела ли она, не случилось ли чего, и обязательно пообещал бы наказать всех её обидчиков. Но сейчас ему стоило немалых усилий не отпрянуть от девочки и даже не одёрнуть протянутую к её плечу руку, потому что всё её поведение в свете последних событий казалось ему подозрительным. Учиха собрал всю волю в кулак, чтобы заговорить.
- Рин, - негромко обратился к ней Обито. – Я должен спросить у тебя… - он замялся, а Рин резко выпрямилась и уставилась на него не моргая. – Я должен, - решительно сказал Обито, сперва чуть не шарахнувшись от её тяжёлого взгляда, после откашлялся и начал сначала: – Рин, я должен у тебя спросить: что вчера произошло?
Учиха выжидающе смотрел прямо в её глаза, но Рин молчала, буравя его взглядом в ответ. Обито пообещал себе ни за что не сдаваться и сейчас изо всех сил старался сдержать это обещание, про себя чертыхаясь и проклиная свою недавнюю решимость.
- Рин, - снова вполголоса позвал её Учиха.
- Да не знаю я! - Нохара всплеснула руками и встала, отвернувшись от него.
Обито ошарашенно воззрился на её спину, растерянно теребя край своей футболки.
- Рин, - Обито произносил это уже в уме костеря себя на все лады, - это ты…
- Доброе утро, ребята, - Минато-сенсей подошёл сзади совсем неслышно. – Как поживаете?
Выглядел учитель как-то чересчур воодушевлённо и дружелюбно, как будто пытался скрыть какие-то сильные переживания. Обито не придал этому значения, он был слишком обескуражен поведением Рин.
- Нормально, - с трудом выдавил из себя ответ на вопрос сенсея Обито, Рин только тихо угукнула.
- Я рад, - Минато расплылся в неестественной и немного нервной улыбке. – Ну что, готовы к сегодняшней тренировке? – он помолчал немного, но, так и не дождавшись ответа, продолжил. – Ну что же, сегодня наша команда не в полном сборе, к тому же, Обито вчера побывал в драке, поэтому мы не будем отрабатывать приёмы защиты и нападения против вражеских шиноби.
Обито уже ждал заезженную шутку про куноичи, но почему-то в этот раз сенсей о ней позабыл, тем временем тот не умолкал:
- Мы мало времени уделяем подготовке Рин, - он обратился к девочке. – Ты проводишь почти всё своё время у наставницы, - та неохотно кивнула, в ответ на кивок учитель бодро воскликнул: – А сегодня мы проведём необычную тренировку и нагрузим тебя по полной!
Обито и Рин автоматически переглянулись, но Нохара тотчас же вновь потупилась, а Минато-сенсей пустился в объяснения.
- Не всегда медик находится на передовой и может обработать свежие раны бойцов, - деловито начал он. – Иногда он вынужден пребывать в полевом госпитале, куда раненные поступают со всех фронтов, и иметь дело с уже застаревающими ранами. Вчера Обито пострадал не слишком серьёзно, но, тем не менее, я предлагаю тебе потренироваться на нём в работе с несвежими ранениями: синяками, гематомами, ссадинами. Некоторые из них стали уже заживать. Подобные травмы могут заблокировать потоки чакры в теле шиноби…
Заезженная шутка снова не прозвучала, про себя отметил Обито. Он истерически пытался хоть на что-то отвлечься, потому что паника, которую он сейчас испытывал, с каждым мгновением всё больше выходила из-под его контроля. Если он всё правильно понял, то сейчас Рин должна будет осмотреть его и исцелить его вчерашние ушибы, да пару ссадин, учитель ведь ничего не знает о спине. Или знает? Волна страха пронзила Учиху, ему было непросто удержать на лице относительно невозмутимое выражение. В висках мелко-мелко стучало, когда Обито осознал, что сейчас Рин в любом случае увидит его спину. Возможно, увидит и сенсей. И что будет тогда? Что будет, если Обито ошибался, убеждая себя в том, что может доверять Рин? Что ждёт его и Какаши в таком случае? От этих мыслей его колени задрожали, а тело будто бы стало ватным.
- Обито? – он услышал, как Рин зовёт его словно издалека, но в следующий момент лёгкая рука легла на его плечо. – Раздевайся, я проведу осмотр.
Учиха автоматически посмотрел перед собой и встретился взглядом с сенсеем.
- Не стесняйся, я должен проследить за тем, как Рин будет лечить тебя, - дружелюбно заявил Минато. – Кстати, Обито, ты не замёрз? Утром было зябко, а ты сегодня в одной футболке, - учитель слегка поёжился.
- Мне тепло, - пытаясь унять дрожь в голосе, отозвался Учиха. – Мою куртку вчера порвали ребята, когда напали.
На это Минато ничего не ответил, а лишь слегка качнул головой.
- Обито, - поторопила его девочка.
- Да вовсе и нет у меня этих ваших травм, - Учиха замахал руками, пытаясь высвободить плечо из неожиданно крепкой хватки Рин. – Всё уже зажило и не болит, – он нервно поскрёб затылок, косясь на сенсея. – Давайте лучше сюрикены покидаем!
- Не храбрись, Обито, - Минато склонил голову набок. – Наша задача как можно скорее вернуть тебе хорошее самочувствие.
- Но мне почти не досталось, меня Какаши защитил! – в запале выкрикнул Обито и смутился своих слов, добавив уже куда тише: - А кто же его раны обработает?
Сенсей мельком глянул на Рин, как будто ожидая её поддержки, вздохнул и спокойно ответил:
- В данный момент Какаши не является шиноби скрытого Листа, а значит, медицинскую помощь ему окажут в деревенской поликлинике, если он, конечно, сочтёт нужным туда обратиться. Как ты понимаешь, Обито, ниндзя-медики обслуживают только пострадавших шиноби и куноичи, чтобы поддерживать боевую мощь своей деревни в надлежащем состоянии – для гражданских такие привилегии не предусмотрены.
Обито покраснел от возмущения. У него в голове не укладывалось сочетание слов «Какаши» и «гражданский». Как сенсей может быть так слеп и не видеть, что тот живёт ради тренировок, ради долга шиноби, ради деревни, в конце-то концов.
- Но… - начал было Обито.
- Никаких «но», - оборвал его учитель. – Позволь Рин тебя осмотреть.
Брыкаться было бессмысленно. Учиха покорно стянул футболку и задержал дыхание, глядя сенсею прямо в глаза. Что бы сейчас ни произошло, он будет всё отрицать.
Рин внимательно осмотрела и ощупала его руки, отметив наличие синяков на локтях и ссадины на предплечье, обратила внимание на несколько небольших царапин на шее, подошла к нему сбоку и несколько раз надавила на рёбра. Обито сдавленно охнул.
- Больно? - озабоченно, но как-то холодно спросила Нохара.
- Нет! - поспешно выпалил он.
Ну не говорить же ей, что он до смерти напуган и готов визжать и прыгать на пару метров в высоту от каждого её прикосновения. И не говорить же, что на его спине рана, оставленная Какаши, узнаваемая по характерной форме ожогов, которые Рин не раз видела на его руках. И что больше всего на свете Учиха боится, что об этой ране узнает учитель. Да даже если бы он и сказал, что бы изменилось? Рин заложила бы его сенсею прямо сейчас? Ну уж нет, в эти последние секунды Обито мужественно будет хранить свою тайну. Он набрал полную грудь воздуха и, не дыша и прикрыв глаза, слушал, как Рин заходит к нему за спину.
Время как будто остановилось. Обито ждал, когда она прикоснётся к ссадине у него между лопаток. Но этого всё не происходило. Учиху начало легонько потряхивать, пару раз его левый глаз дёрнулся. Минато вопросительно уставился на него.
Внезапно тёплые пальцы Рин еле ощутимо скользнули вдоль его спины. У Обито перед глазами вспыхнул столп разноцветных искр, а ноги едва не подкосились. Тем временем Рин уже обошла его с другой стороны и придирчиво осмотрела вторую руку.
- Ты удачливый, - слабо улыбнувшись, проговорила она. – И правда, отделался парой синяков и лёгким испугом. Надевай футболку, я обработаю ушибы.
Не веря в происходящее, Учиха торопливо натянул одежду, стараясь ни в коем случае не поворачиваться спиной к сенсею. Обито внимательно следил за его реакцией, но тот был спокоен: сразу видно, что учитель всецело доверяет Рин. Но почему она ничего не сказала о ране? Сознание Обито перевернулось в очередной раз, оставив его с лёгким звоном в ушах.

* * *
- Молодец, Рин, - улыбнулся Минато-сенсей, когда девочка закончила обработку синяков Обито. – Короткая у нас получилась сегодня тренировка, но оно и к лучшему, на днях нагоним.
Он легко похлопал Рин по плечу.
- Ты можешь отправляться к наставнице, - обратился к ней учитель. – А мы с Обито покидаем кунаи, не радует меня его меткость.
Рин неохотно собрала свои вещи и направилась к выходу с тренировочной площадки. Обито показалось, что она очень хочет остаться и о чём-то поговорить, но сенсей, против своего обыкновения, сегодня не спешил пораньше уйти с тренировки. Обито помахал рукой Рин на прощание и с унынием уставился на Минато.
- Ну, не надо на меня так смотреть, – сенсей смущённо улыбнулся и выставил ладони перед собой. – Не съем же я тебя.
Обито не смог скрыть раздражения и фыркнул. Его напрягала эта чересчур дружелюбная манера разговора у учителя. Особенно сейчас.
- Не дуйся, Обито, шиноби так себя не ведут, - Минато укоризненно покачал головой. – Я действительно недоволен тем, как ты обращаешься с метательным оружием, так что состав тренировки не обсуждается.
Сенсей слегка подтолкнул Обито в спину, обгоняя его, и размеренной походкой отправился к поваленным стволам деревьев, где предстояло кидать кунаи. Учиха, обречённо вздохнув, последовал за ним.

* * *
В тот момент Обито ожидал совершенно чего угодно: жестокой расправы, проникновенного разговора, допроса, он уже был готов сдать протектор или выслушивать от сенсея долгие нотации, но совершенно не предполагал, что учитель действительно будет метать с ним кунаи.
Минато принял устойчивое положение и бросил несколько кунаев один за одним в толстое поваленное дерево, жестом приказав Обито повторить за ним. Учиха нерешительно сделал бросок, чуть не выронив своё оружие, когда замахивался, и, конечно же, не попал.
- О чём я и говорил, - печально проговорил сенсей. – Продолжим. Надеюсь, к вечеру из этого выйдет толк.
Они долго тренировались, Обито успел выдохнуться от однообразных действий, но в какой-то момент у него начало получаться. Правда не так хорошо, как в то утро, когда Какаши почему-то вызвался ему помочь. «Почему-то» - так Обито думал тогда, сейчас он понимал, что Хатаке испытывает к нему какие-то чувства, но дальше Учиха размышлять не решался. От этих мыслей руки его начинали дрожать ещё сильнее, дыхание сбивалось, а щёки неизбежно краснели. Он вспоминал, как осторожно Какаши тогда проводил пальцами по тыльной стороне его ладони и как уверенно отводил его руку назад, чтобы наметить траекторию броска. Обито старался сейчас бросать так же. Кунай, конечно, не сюрикен, он гораздо тяжелее, но принцип был тем же. Учиха перестал обращать внимание на сенсея, полностью предавшись приятным воспоминаниям. Ещё совсем недавно он чувствовал себя брошенным, одиноким и никому не нужным, лез из кожи вон, чтобы Рин обратила на него внимание, проводил вечера в бесконечных попытках развлечь себя, а ночи – в печальных мыслях. Ещё несколько дней назад Обито искренне бесился при виде Какаши, не доверял ему, иногда даже побаивался, хотя и не любил себе в этом признаваться. Ему было очень трудно поверить, что всё так изменилось за эти несколько дней. Он не хотел думать о Рин, о том, какие изменения претерпевает её образ в его сознании. Обито старательно переключал себя на мысли о Какаши, они однозначно были приятнее. Он вспоминал его по-собачьи преданные глаза, наивные обещания защищать, его тёплые и чуть шершавые ладони, тихое сопение под боком по ночам. В обществе Хатаке Обито не стал лучше спать, но его дни определённо перестали быть такими унылыми, как раньше. Вот и сейчас, когда Обито теряет время на полигоне, пытаясь сквозь сонливую пелену добросить проклятый кунай до импровизированной мишени, Какаши ждёт его дома. Он очень надеялся, что ждёт. Учиха мечтал, чтобы изнурительная пытка метательным оружием кончилась как можно скорее, и можно было бы отправиться домой, поесть горячего рамена, посмотреть в довольные чёрные глаза, а потом, когда стемнеет, засыпая, слушать мерное посапывание.
Время от времени Минато-сенсей окликал и подбадривал Обито, предлагая сменить мишень или переместиться на другое место. Это на время отвлекало Учиху от приятных мыслей, но, стоило учителю замолчать и вернуться к отработке бросков, он снова уходил в себя.
Иногда в голове Обито проскальзывали шальные догадки о вчерашнем происшествии, но он, что было сил, заставлял себя не думать об этом. Ему не хотелось омрачать этот спокойный день гадкими раздумьями. Со спиной ему очень повезло, вполне вероятно, что Рин захочет поговорить с ним об этой ране или расскажет о ней сенсею, но всё это будет позже. Гораздо позже. Обито бросал кунаи, практически не целясь, едва видя мишени из-под ресниц. Всё, чего он хотел сейчас, это поскорее разделаться с тренировкой и сломя голову убежать отсюда, чтобы провести с Какаши хотя бы вечер, рассказать ему обо всём, расспросить, что он делал. Обито так сильно не терпелось, что совершенно внезапно, замечтавшись, он схватил кунай за лезвие и одёрнул руку от неожиданной резкой боли. Несколько капель крови упали на траву. Обито уронил клинок и виновато скосился на сенсея, тот вскинул брови и внимательно посмотрел на него.
- Устал? - чуть встревоженно спросил Минато.
Обито, надувшись, еле заметно кивнул.
- Давай присядем и отдохнём, – учитель отправился к завалинке неподалёку, на ходу роясь в своей поясной сумке. – У меня есть спирт и бинт, я обработаю твой порез.
Стараясь не смотреть на сенсея и пряча пораненную руку за спину, Учиха побрёл за ним. Ему так хотелось спать, что он сейчас отдал бы всё на свете, лишь бы вместо кучки поленьев на земле была расстелена мягкая перина.
Дождавшись, когда Обито умостится на деревяшках, Минато подсел к нему и принялся обрабатывать порез; когда Учиха шикнул от боли, учитель чуть виновато улыбнулся и проговорил, словно оправдываясь:
- Ну, я конечно не Рин, поэтому придётся потерпеть, но уже почти всё, - добавил он обнадёживающе.
Обито краем глаза поглядывал, как сенсей смазывает мокрой от спирта ватой ранку, казавшуюся ему самому несущественной.
- Ты думал, я не замечаю твоей усталости? - участливо обратился к нему Минато, приступив к перевязке. – Мне казалось, ты попросишь прервать тренировку ещё до того, как мы начнём, но, - сенсей улыбнулся, - твоя стойкость меня впечатлила, Обито.
Учиха с непониманием уставился на него. К чему ведёт учитель?
- На самом деле я собирался с тобой поговорить об одном очень важном задании, – посерьёзнел сенсей.

@темы: Какаоби - канон, Неподражаемое творчество админов, Фанфик

URL
Комментарии
2014-09-23 в 23:42 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
Романтика супер удалась! Персонажи как живые. Это мой любимый фанфик теперь кароч.

2014-09-24 в 00:59 

какаобище
какш, ты прнс?
обкакер, ты меня пугаешь. ты слишком восторженный для рационалиста. но я благодарен от души

2014-09-27 в 11:25 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
Ты так говоришь, как будто восторгов никогда не видел.

2014-09-28 в 01:14 

какаобище
какш, ты прнс?
Ты так говоришь, как будто восторгов никогда не видел.
ты не поверишь, что я видел зато

2014-09-29 в 18:57 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
ты не поверишь, что я видел зато
например?

2014-10-27 в 13:30 

какаобище
какш, ты прнс?
я забыл..

   

КАКАОБИ - КАНОН!

главная