18:32 

I will be your scarecrow 15, 16

KakaObi
Название: I will be your scarecrow (главы 15, 16)
Автор: какаобище
Бета: обкакер
Персонажи: Какаши/Обито, Минато, Рин
Жанр: драма, романс, юмор
Рейтинг: R
Предупреждение: Это первый фанфик какаобища, не судите сторого, потому что он ранимый, а я могу поранить. Поехали!


15 глава


Какаши удивлённо и с лёгкой тенью досады поглядел на Обито. Учиха чуть затравленно смотрел в его чёрные глаза, на мгновение утратившие блеск. Не успел он занервничать, как Хатаке шумно фыркнул:
- Пффф, я правда так похож на ребёнка малого, чтобы за мной присматривать? – голос у него был весёлый, без единого намёка на недовольство, скорее с нотками лёгкого недоумения.
По мнению Обито, на ребёнка Какаши похож не был вовсе, хотя раньше ему казалось, что был. На капризного и злого ребёнка. Но теперь Учиха видел, что Хатаке не капризный и не злой, правда всё равно вряд ли его поведение можно было назвать взрослым. Он постоянно храбрился, иногда даже бахвалился, вёл себя чересчур уверенно, но абсолютно точно нуждался если не в присмотре, то в заботе и понимании, хотя никогда бы сам этого не признал.
- Ну так что, - с усмешкой спросил Какаши, – думаешь, как бы помягче сказать мне, что похож?
- На волчонка ты похож, - выпалил Учиха и замолк.
Хатаке несколько секунд изумлённо смотрел на Обито, приподняв одну бровь, а потом отвернулся и как-то смущённо пробормотал:
- Ну и придумаешь тоже…
Некоторое время они шли молча, Обито чуть впереди, за ним неторопливо шагал Какаши. Учиха украдкой поглядывал по сторонам, высматривая в окнах отражения Хатаке, и хоть в темноте оказалось непросто что-либо разобрать, было заметно, что тот шёл немного ссутулившись и глядя чуть в сторону, видимо, всё ещё смущался.
- Слушай, – вдруг заговорил Хатаке. – А рука-то женская.
Обито чуть не подпрыгнул на месте, по его позвоночнику пробежала ледяная волна мурашек. Как-то жутко прозвучали эти слова посреди тёмной улицы. Учиха лихорадочно забегал глазами, пытаясь узреть эту проклятую руку, мысли о которой начали вселять в него нешуточный страх. Воображение рисовало всевозможные картины с призраками и расчленёнкой, подкрадывалась паника.
- Обито? – голос Какаши раздался прямо над его ухом.
Учиха взвизгнул и отскочил от товарища на полметра.
- Ты странный сегодня… – задумчиво пробормотал Какаши.
- Так ты меня напугал! Что ещё за рука? Где? – Обито продолжал озираться.
- У Рин.
- Конечно у Рин женская рука, - пискнул Обито. – Чего ты вообще об этом говоришь?
- Я имел в виду синяк, - объяснил Хатаке. – Его форма. Он похож на отметины от пальцев, если схватить человека за руку очень крепко. Но эти пальцы были очень узкими. Женские, я думаю.
Учиха ошарашенно уставился на Какаши. Надо же, о каких вещах он думает, идя уже почти ночью по пустынной улице. В тайне Обито представлял, что Какаши думает о нём, а на самом деле… Вышло как-то обидно. Но вдруг Обито стало весело: ещё недавно его бесило, что Рин говорит о Какаши, а теперь – что Какаши говорит о Рин. Как-то это нелепо, и пора завязывать с необоснованной ревностью, такими темпами он станет ещё страннее Какаши.
Стоп! Что он говорил о синяке? Кто-то схватил Рин за руку? Тотчас же Обито словно осенило. Он вспомнил, как вчера Куренай уводила Рин сквозь смыкающиеся ряды озлобленных ребят. Он поспешил поделиться своей идеей с Хатаке.
- Рин увела Куренай? – Какаши выглядел обескураженным. – Я не видел, Гай выцепил меня с пенька и потащил через толпу к тебе. Хмм, – задумчиво протянул он. – Куренай, кстати, специализируется на гензюцу, но руки у неё слабые, она бы такой фингал не влепила.
- Откуда знаешь? – Обито весь подобрался.
- Как-то раз я остался после тренировки покидать кунаи с их командой, Куренай их даже добросить не могла – роняла, а вскоре и вовсе потянула сухожилие, Асума делал ей перевязку, – Хатаке ненадолго задумался. – Это было совсем недавно. Думаю, нам нужна другая девчонка, сильная.
На ум Обито пришла только одна подходящая кандидатура: сильная, ловкая, владеющая тайджутсу, да ещё и девочка вдобавок.
- Анко! – воскликнул он.
Какаши повернулся к нему и посмотрел сосредоточенно.
- Почему бы и нет? – проговорил он. – К тому же, знаешь, Обито, я бы не сказал, что она относится ко мне с симпатией…
- В смысле? – Учиха всегда думал, что Какаши пользуется уважением у ребят и нравится девушкам.
- В прямом. Недолюбливает она меня, – нахмурился Какаши.

* * *
Когда они пришли домой, было уже совсем темно. Обито ощущал ужасную усталость, к которой прибавилась ещё и нешуточная тревога. Он с огромным трудом мог признаться себе в том, что ему было легче винить во всём Рин. Проще, понятнее. Но теперь, когда речь зашла об Анко и Куренай, ему стала мерещиться какая-то теория заговора. Они должны во всём этом обязательно разобраться. Одно дело дрязги в команде, но травля среди сверстников куда серьёзнее. Обито никогда не травили. Игнорировали, иногда посмеивались, но ни разу не причиняли вреда, не окружали, не пытались побить, и уж тем более никогда не закладывали перед учителем и не создавали иных проблем. Он был очень удивлён тем, что произошло. И не мог понять, кто же в итоге был целью ребят: он или Какаши? И что такого Хатаке мог им сделать, чем мог так разозлить? Ведь он постоянно проводил всё время в одиночестве, тренировался, и не имел ни малейшей возможности кому-нибудь насолить, он бы просто не успел. Да ещё вдобавок его эти слова об Анко, почему она его недолюбливает? Обито не мог сказать, зачем ему это знать, но ему казалось, что это может быть важным. Он очень сильно хотел разобраться, кто виноват в том, что Какаши теперь ходит без протектора, и рассказать об этом сенсею, восстановить справедливость. Но ему казалось, даже разузнай он всё, любые его доводы будут для учителя пустым звуком. Это очень расстраивало Обито.
- Думаю, мы разделимся, - тихий голос Какаши отвлёк Учиху от размышлений.
- Разденемся?! – взвизгнул Обито. Он стал потихоньку задрёмывать, углубляясь в раздумья, и теперь был действительно обескуражен.
Какаши коротко рассмеялся.
- Можно, конечно, и это, - сквозь смех ответил тот. – Но я сказал, что мы разделимся. Пойдём в разные места.
Обито почувствовал, как его уши стали очень горячими. Боже, ну сколько можно вести себя так глупо? Кто его за язык дёрнул?
- В какие ещё места? - самым серьёзным тоном, на какой был способен, произнёс он и в очередной раз возненавидел себя за то, каким идиотом он зачастую выглядит.
- В разные, - продолжал хихикать Хатаке. – Обито, я имел в виду, что завтра ты пойдёшь на тренировку и поговоришь там с Рин, а я, раз сенсей пока что не хочет меня видеть, отправлюсь, например, к Гаю и попытаюсь разузнать у него про Куренай и её гензюцу.
- Но так нельзя, – вспыхнул Обито. – Минато-сенсей сказал, чтобы я следил… чтобы ты…
- Ты думаешь, я пойду убивать его, что ли? – Какаши насмешливо покосился на Учиху, тот смущённо промолчал, глядя в сторону. – Разве я не сказал, что этого больше не повторится?
- Сказал, – Обито потупился, он не мог собраться с силами и посмотреть Какаши в глаза.
Не то чтобы Обито ему не верил. По крайней мере он хотел верить изо всех сил. Но кто его знает, этого Гая? Что он может выкинуть? Конечно, Какаши не истеричная куноичи, но по нему тяжело сказать, что у него сейчас на душе. В данный момент он выглядит спокойным и даже расслабленным, но точно быть уверенным, что это спокойствие не будет в скором времени нарушено, нельзя. Тем более Обито тогда слышал, что говорил Гай. Такие слова мало кого могли бы оставить равнодушным.
- Чего молчишь? – Какаши посмотрел на Учиху в упор, его глаза едва поблёскивали в свете тусклой кухонной лампы. – Всё равно не веришь?
Обито заметил, что, хоть на первый взгляд ничего и не изменилось, но на самом деле Какаши погрустнел. Он был всё так же спокоен, но теперь смотрел грустно и с какой-то лёгкой примесью нет, не обиды, а скорее стыда. Как будто он не смог оправдать ожиданий.
- Верю, – почти шёпотом отозвался Учиха.

* * *
На обед была вкуснейшая рыба с рисом, а вот об ужине ребята не позаботились, поэтому пришлось довольствоваться раменом из пакета, который, как оказалось, был убран куда-то в недра кухонной тумбочки. Содержимое двух последних пачек было торжественно заварено в кипятке и спешно проглочено. Обито с жалостью смотрел на пустые пакетики в мусорке.
- Завтра нужно купить ещё, верно? – спросил Какаши, проследив за его взглядом.
- Угу, – с отсутствующим видом кивнул Учиха. – Только вот нас не рассчитали после той миссии с амбаром, оно и понятно, мы провалили…
- Ты о чём? – Хатаке с интересом уставился на него.
- Ну, – Обито замялся, он хоть и был куда более открытым, чем его товарищ, но не меньше того не любил говорить о своих проблемах или слабостях, особенно, если они были настоящими. – Какую-нибудь еду должны будут дать в начале недели, её всегда дают… – он окончательно стушевался, потому что не хотел сейчас ничего рассказывать о материальной поддержке, которую клан обеспечивал своим сиротам, тем более, что Какаши такой же сирота, разве что не принадлежащий к клану Учиха, а значит он скорее всего ничего не получает от деревни, в которой расти без родителей обычное дело. Обито совсем не хотелось выглядеть настолько жалко.
- Выходит, я съел всю твою еду, а у тебя нет денег? – в голосе Хатаке прозвучало неподдельное сожаление.
Обито не знал, что на это ответить. Вопрос Какаши был наполнен такой наивностью, да, к тому же, что тут скажешь? Из его недавних признаний Учиха уже сделал вывод о незавидном финансовом положении друга, поэтому даже не знал, что тут можно предъявить. Похоже, придётся как-то выкручиваться, в любом случае до скорой подачки осталась всего пара дней. Можно попытаться потырить овощей с соседского огорода. Конечно, соседи заметят пропажу и скорее всего заподозрят его, но вряд ли они станут его наказывать. Только вот как готовить овощи, Обито не знал, но надеялся, что если Какаши сварил рис и пожарил рыбу, то и с овощами уж как-нибудь разберётся.
- Чего ты опять молчишь? – Хатаке вопросительно уставился на Обито, тот не знал, что ответить и уже почти что начал впадать в панику, когда он продолжил: – Я утром схожу и куплю еды, пока ты будешь разлёживаться. Ты же это любишь.
Учиха не сумел ничего сказать в ответ, но, скорее всего, вид его был достаточно говорящим, потому что Какаши саркастично усмехнулся:
- Ты же не думаешь, что у меня нет денег? – Обито молча буравил его взглядом. – Нет! Ну, скажи, что я ошибаюсь. Обито…
Хатаке беззвучно рассмеялся. Глядя на его трясущиеся плечи, Обито был готов ему врезать вот прямо сейчас. Как это понимать?
- Кажется, я произвёл на тебя совсем не то впечатление, которое хотел, – чуть виновато произнёс Какаши и зажмурился. – Я даже спрашивать боюсь, что ты обо мне думаешь! И больше не удивляюсь, почему не веришь…
- Да верю я, - буркнул Обито. – Ладно тебе.
- У меня есть деньги, – Хатаке посмотрел ему в глаза. – Я их просто редко трачу. Редко ем потому, что так хочу. Редко бываю дома, потому что ты видел это… строение, – он ненадолго замолчал. – Это не потому что у меня странности!
Какаши смотрел на Учиху со смесью какой-то детской гордости и наивного торжества, а ещё – с ожиданием. Его глаза блестели, словно бы он бросал ему вызов своей тирадой. И Обито захотелось рассмеяться. Он попытался сдерживаться, но не смог, захохотал.
- Ты чего? Чего ты? Что ты ржёшь? – Хатаке недоумённо поднял брови. – Да Обито, прекрати, чего ты?
Таким Учиха его никогда прежде не видел: смешным и растерявшим всю свою спокойную напыщенность. Даже когда Какаши старался быть свойским, в нём оставались частицы этого холода, словно он был не здесь, а где-то очень далеко, словно бы происходящее его не касалось, словно бы… много всяких «словно бы», но сейчас они все разом испарились. И остатки звериной шкуры исчезли для Обито.
«Если бы Какаши всё-таки был псом или волчонком, то его любимой игрой было бы пытаться ухватить себя за хвост». Эта мысль пришла в голову к Обито совершенно внезапно и заставила его смеяться ещё сильнее.
- Да ты чего ржёшь-то, Обито? Хватит, цыц! – Хатаке продолжал ошеломлённо увещевать. – Ты ж людей перебудишь, Обито! Хватит. Тихо!
Но тот его не слушал. Какаши всегда выглядел таким серьёзным и сосредоточенным, точь-в-точь как щенки в погоне за своим хвостом, но рано или поздно все щенки не удерживают равновесия и начинают барахтаться по земле в то время, как хвост виляет и только больше дразнит их. Сейчас Обито казалось, что всё то время, что он был знаком с Хатаке, тот усердно преследовал свой хвост и вот наконец только сейчас запнулся. Учиха продолжал смеяться, но уже не из-за того, как потешно вёл себя Какаши, а от радости. Он радовался тому, что смог заставить его остановиться и хотя бы ненадолго оторваться от этой дурацкой гонки.
Постепенно Обито перестал смеяться и, совсем умолкнув, с улыбкой обнял по-прежнему растерянного Хатаке, положив голову ему на грудь. Какаши был тёплый, и его сердце билось спокойно. Он тихонько вздохнул, чуть пожав плечами, и погладил Обито по голове. Лёгкие прикосновения к волосам разливались непередаваемым удовольствием по всему телу, Учиха больше не мог сопротивляться этим убаюкивающим ощущениям, он даже не чувствовал в себе сил, чтобы устроиться поудобнее: глаза уже совсем слипались.
Сквозь вязкую дрёму Обито чувствовал отдалённые и очень приятные прикосновения. Как будто всё его тело превратилось в один оголённый нерв. Когда Какаши уложил его на кровать, по спине разлилась невероятная нега, как же было приятно просто полежать после такого долгого дня и практически бессонной ночи. Опустившееся сверху лёгкое одеяло приятно щекотало кожу, Обито попытался что-то сказать, но получилось только еле слышно квакнуть. Через пелену полусна он услышал тихую усмешку Какаши и его слова:
- Спи, Обито, что-то ты совсем сонный…
Затем что-то тёплое коснулось его лба, и он понял, что Хатаке его поцеловал, а потом завозился рядом, укладываясь. Он, как обычно, устроился калачиком рядом с Обито, слегка на него навалившись. Эта тяжесть была приятной, и Учиха стал проваливаться в сон. Последнее, что он всё же сумел сделать прежде, чем заснуть, это повернуться на бок и обнять уже начавшего посапывать Какаши. Тот, кажется, проснулся, чуть приподнял голову и напрягся, но спустя секунду подвинулся ещё ближе и уткнулся носом в шею Обито.

16 глава


Какой яркий свет! Обито попытался сесть на кровати, но голова отозвалась навязчивым гудением. Он с трудом разлепил веки и снова зажмурился, успев выхватить лишь очертания залитой солнечным светом комнаты. Учиха забрался с головой под одеяло и поморгал. Стало немного легче, тогда он приподнял самый краешек и осторожно выглянул наружу. Освещение уже не казалось ослепительным, но всё равно неприятно саднило глаза. Обито клятвенно пообещал самому себе больше никогда не бодрствовать по ночам, если это конечно не будет условием очень важной миссии. Очень важной. Жизненно важной миссии. Он с кряхтением выбрался из кровати и на негнущихся ногах отправился умываться. В своей квартире Обито однозначно был один. Видимо Какаши и правда не был совсем нищим и, как и обещал вчера, отправился с утра за продуктами.
Учиха уже заканчивал одеваться, когда дверь его жилища открылась и на пороге показался бодрый Хатаке с магазинным пакетом в руках. И как ему удаётся постоянно выглядеть таким отдохнувшим, да ещё и вставать спозаранку? Обито искренне недоумевал, когда думал об этом.
- Рано ты, – радостно произнёс Какаши. – Доброе утро.
- Доброе, – проскрипел Обито.

* * *
Время пролетело невероятно быстро. Пока Учиха с трудом ползал по комнате, держась за голову, Какаши успел приготовить ему завтрак, а пока тот ел, с умным видом наставлял его, как следует вести беседу с Рин. Обито старался слушать, но выходило плохо. Сейчас его куда больше заботило другое: ему было чудовищно неловко перед Нохарой за то, что он подозревал её, пусть и не озвучивая своих подозрений, но даже за сами мысли было очень стыдно.
Вышли они с Какаши вместе. Обито медленно поволочился к полигону, а Хатаке по крышам умчался куда-то в другую сторону. Он знал, где тренируется команда Асумы, и надеялся перехватить Гая перед тренировкой или, в крайнем случае, после.

* * *
Конечно же, Обито снова опоздал. Он при всём желании не смог бы объяснить, как так получилось, ведь вышел он очень рано. Но Рин и Минато-сенсей уже были на месте и что-то обсуждали. В первый момент Учиха напрягся, он снова стал сомневаться в происходящем, но быстро подавил недоверие и смело приблизился к ним.
Рин широко улыбнулась и бросилась к нему навстречу, на лице Минато тоже замаячила улыбка, он благосклонно кивнул, глядя на Обито.
- А вот и ты, Обито, здравствуй, – проговорил учитель.
- А вот и я, – потупился Учиха и пробубнил приветствие.
- Ну, что же ты такой понурый? – Рин взяла его за руку. – Сегодня пойдём в поход!
- В поход? – Обито был удивлён. – Какой ещё поход?
- Маленький поход, – заговорщицки подмигнул Минато. – Вы отправитесь в этот лес и найдёте спрятанные мною печати. Они могут быть где угодно!
- А вы с нами не пойдёте? – Учиха удивился ещё сильнее.
Учитель воровато покосился в сторону, и его улыбка стала натянутой.
- Понимаешь, Обито, – начал он. – Семейная жизнь – тяжкое бремя. Поэтому трижды подумай прежде чем жениться. Я проверю ваши успехи через два часа. По моим расчётам этого времени должно хватить вам с головой.
- Чего ты замер, - Рин потрогала Обито за локоть. – Пойдём, будет весело.
Девочка двинулась по направлению к деревьям, увлекая его за собой.
- Я даже бенто приготовила, если мы захотим перекусить, и взяла плед, чтобы можно было устроить целый пикник, - тараторила она на ходу.
Обито исподлобья посмотрел на её огромный, туго набитый рюкзак. Сколько раз уже он предлагал ей помочь его тащить, но Рин всегда отказывалась, дескать, это её важнейший медицинский и прочий скарб. Но всякий раз Обито было жутко смотреть на эту неподъёмную махину. Видимо, Рин и правда времени даром не теряла и помимо исцеляющих техник бойко осваивала какие-то силовые трюки с чакрой. Уже не раз он видел, как она довольно легко может поднять бревно или удержать верёвку, фиксирующую таран. При этом Рин никогда не дралась и на первый взгляд казалась совершенно прозрачной. Но Обито знал, что в ней заключена большая сила, так почему же Нохара не воспользовалась этим вчера, когда кто-то тащил её вверх по лестнице? Действительно, всё указывало на гензюцу: оно же нарушает течение чакры, вроде так объяснял сенсей в академии.
- Что это вообще за печати? – спросил Обито, когда они уже вошли в лес.
- Пока тебя не было, учитель мне всё объяснил, – Рин одарила его взглядом своих ясных глаз, и в очередной раз Обито еле нашёл в себе силы не поёжиться от неловкости. – Он спрятал в лесу пять печатей похожих на взрывные, их можно обнаружить, используя рядом с ними защитные техники, тогда печать начинает издавать слабое свечение и характерный высокий звук, так её можно будет легко найти. Но также они обладают маленьким зарядом чакры Минато-сенсея! Если обнаружить печать с помощью техник, она изменится, а можно попробовать её просто почувствовать, как это делают сенсоры. Если мы принесём неизменённые печати, то учитель обещал нас наградить! Правда здоровское задание?
Вывалив на Обито всю эту информацию, Рин уставилась на него со смесью ожидания и восхищения. Учиха попытался улыбнуться, чтобы скрыть хотя бы то, что он ничегошеньки не понял из её слов. Какие ещё печати? Какой поход? Сенсей что, окончательно свинтил из команды в лоно семьи и переложил руководство на хрупкие плечи Рин? Обито стыдливо ссутулился и посмотрел на девочку.
- Ну что же, найдём все его печати! – со всей возможной беззаботностью, на которую был способен, выпалил он.
Рин засмеялась и ускорила шаг. И как только она умудряется двигаться так легко и непринуждённо с таким огромным баулом за спиной? Силовая чакра, конечно, само собой, но рюкзак же размером с неё саму! Обито помотал головой, пытаясь прогнать неуместные мысли.

* * *
Они вышли на залитую солнцем поляну. Откуда-то сверху доносились птичьи голоса, дул лёгкий ветерок, в воздухе пахло душистой листвой. Ребятам уже удалось найти две печати, спрятанные сенсеем практически на самом виду. Они не использовали никаких особых техник и умений, и сегодняшняя их тренировка больше напоминала беззаботную прогулку. Рин остановилась и стянула рюкзак, затем бережно опустила его на траву.
- Давай сделаем привал? – спросила она, осторожно присев рядом со своей поклажей и расстёгивая самое большое отделение. – Попробуешь мою стряпню.
Обито от смущения сложил руки за спиной и несмело подошёл к девочке. Она тем временем раскинула перед собой плед и перебралась на него. Учиха сел на самый его краешек и наблюдал, как Нохара извлекает из рюкзака контейнеры с едой. Всего их было несколько: большой с бенто и два маленьких – с соусом и с маринованными фруктами. Рин радушно поманила его рукой сесть поближе и проговорила:
- Угощайся! Я очень старалась.
Обито, стараясь заставить свои руки перестать дрожать, взял из контейнера бенто и надкусил. Было очень вкусно. Но стыд комом стоял в горле и мешал есть. Учиха понимал, что сейчас лучший момент, чтобы поговорить с Рин. Но как начать?
- Слушай, – с ещё набитым ртом сказал он, – я вот что спросить хотел! – он чуть помолчал, сосредоточенно прожёвывая, и продолжил. – Ты не подумай ничего, но я хотел спросить про Куренай, как у неё дела?
В очередной раз Обито мог лишь подивиться своему невероятному умению формулировать. Вот что это он сейчас сказал? «Молодец, Обито, настоящий шпион», - саркастично подумал он.
- А как у неё дела? – Рин удивлённо заморгала.
- Не знаю! – Учиха шмыгнул носом.
- Я и сама бы рада узнать, – Нохара легко улыбнулась. – Мы очень редко видимся, я пропадаю у своей наставницы, а Куренай у своего учителя по гензюцу. Раньше мы с нею часто гуляли или ходили друг к другу в гости, потом она стала проводить много времени с Асумой, а не так давно с новой силой ударилась в учёбу.
- А почему с новой силой? – Обито показалось, что это может быть важным.
- Одно время у Куренай стало плохо получаться контролировать гензюцу, – пожала плечами Рин. – Я тоже прошла через это, когда осваивала медицинские техники. Нужен очень серьёзный контроль чакры, и поначалу с этим непросто справиться. Но сейчас она преодолела эту проблему и вроде даже начала разрабатывать собственную технику! Здорово, правда?
Учиха кивнул.
- В нашем выпуске собственная техника есть только у Какаши, я ведь уже говорила, что он незаурядный шиноби? – щёки Рин покрылись лёгким румянцем, Обито чертыхнулся про себя. – И вот уж сколько амбициозных ребят на потоке, а добиваться начала именно Куренай, я так рада за неё.
Рин радостно хихикнула, поднеся руки ко рту. Но в следующий момент её лицо посерьёзнело.
- Я думаю, что верно поняла – это как-то связано с той дракой? Но причём тут Куренай?
Обито неохотно кивнул и ответил:
- Она уводила тебя, когда меня окружили.
- Не может быть! – всплеснула руками девочка. – Я этого совершенно не помню.
- Ты не помнишь практически ничего, – Обито потупился. – Но я помню точно.
Рин промолчала, отведя взгляд в сторону.
- Что за техника, над которой она работает? – Учиха не отрываясь смотрел в лицо девочки.
- Это гензюцу, я не знаю подробностей, – Рин вздохнула. – Она хвалилась, что наставник ею очень доволен… Не могу поверить, что Куренай могла так со мной поступить, мы всегда были подругами.
Обито тяжело вздохнул. Он так и знал, что Рин расстроится. Сейчас ему хотелось только как-нибудь успокоить и развеселить её, хоть как-нибудь, но он ничего не мог придумать, только смотрел на неё виновато.
- Я очень надеюсь, что всё это просто большая и дурацкая случайность, – наконец выдавил Учиха. – Всё прояснится и окажется совсем не страшно…
Рин с благодарностью посмотрела на него и устало улыбнулась.
- Давай всё же поедим, как тебе?
- Вкусно! - воодушевлённо воскликнул Обито и улыбнулся в ответ.

* * *
Оставшиеся печати ребята искали недолго, да и те оказались вовсе не спрятаны. Похоже, сенсей их серьёзно недооценивал или просто пытался сбагрить в лес на пару часов. К месту встречи на тренировочной площадке они пришли раньше учителя. Обито всё это время пытался быть как можно более весёлым, придумывал шутки, правда не всегда достаточно смешные, как ему казалось, но Рин постепенно перестала хмуриться и теперь вполне искренне улыбалась, вглядываясь в ту сторону, откуда должен был появиться сенсей. Обито засмотрелся на неё. Её волосы развевались на лёгком ветерке, в глазах отражались надежда и какое-то детское ожидание чуда, свободное чёрное кимоно делало её хрупкий силуэт ещё тоньше. Была ли это та Рин, которую он думал, что любил? Ответа Обито не знал, но был уверен, что эта та Рин, которую он будет любой ценой защищать всю свою жизнь. Она всегда была рядом, была центром их команды и заботилась о них с Какаши, нужно уже брать себя в руки и начинать отвечать взаимностью.
- Не говори ничего сенсею, – вдруг прошептала Рин, не оборачиваясь.
- Хорошо, – Обито еле заметно кивнул.
- Спасибо…

* * *
Спустя некоторое время на горизонте замаячил знакомый силуэт, неторопливо приближающийся ко входу на полигон. Сенсей как всегда заставил себя ждать, причём довольно долго.
- Я смотрю, вы справились с моим заданием просто блестяще! – возликовал он, забирая печати из рук Нохары.
Обито и Рин переглянулись, но сенсей словно бы ничего не замечая, продолжал их нахваливать.
- Отлично, все они целы! Вы проявили себя внимательными путешественниками. Надеюсь, и пикник удался?
Ребята закивали.
- Обито, – сенсей посмотрел на Учиху. – Я забыл спросить утром. Как поживает Какаши? Ты присматриваешь за ним, как я попросил?
Рин чуть заметно покраснела и улыбнулась, Обито фыркнул.
- А что за ним приглядывать, нормально всё, – уверенно сказал он.
- Ты говоришь так, что не поверить просто невозможно, – засмеялся учитель.
- Скоро ему можно будет вернуться? – Обито с надеждой посмотрел на Минато.
- Думаю, что да, – тот неопределённо качнул головой. – Но до этого я должен буду кое-что выяснить. Ведь ты понимаешь, что я должен быть уверен в своих подчинённых?
Учиха не любил, когда сенсей начинал говорить так. Его обычно свойский и дружелюбный тон так отвратительно менялся, когда он употреблял все эти уставные слова. Куда делся улыбчивый Минато-сенсей? Обито с трудом кивнул.
- Ну вот и славно, – учитель сложил руки на груди. – На сегодня вы свободны.
Обито отметил, что Минато-сенсей ничего не упомянул об обещанной специальной награде за неповреждённые печати. Скорее всего, он её просто не придумал. Учиха усмехнулся своим мыслям.

* * *
Сегодня Рин разрешила Обито проводить её до дома наставницы. По пути девочка расспрашивала его, правда ли, что Какаши полирует мебель у него дома. Обито смеялся и старался не покраснеть.
- Он просто глупо шутит, – отнекивался Учиха.
- Смотри мне, – погрозила пальчиком Рин. – Но я так рада, что вы стали друзьями. Не могу поверить, что Какаши нашёл в себе силы переступить через нелюдимость. Ты настоящий волшебник, Обито.
Девочка потрепала его по макушке. Учиха залился краской. Знала бы она, что между ними происходит, шлёпнулась бы на землю от удивления. Как же хорошо, что Рин не умеет читать мысли. Всё это не казалось Обито каким-то чересчур неправильным, но он не горел желанием, чтобы кто-то узнал, как они с Хатаке внезапно подружились. Хотя бы потому, что Обито сам не до конца понимал, почему это произошло. И почему именно после этого всё пошло наперекосяк.



@темы: Фанфик, Неподражаемое творчество админов, Какаоби - канон

URL
   

КАКАОБИ - КАНОН!

главная