17:51 

I will be your scarecrow 19, 20

KakaObi
Название: I will be your scarecrow (19, 20)
Автор: какаобище
Бета: обкакер
Персонажи: Какаши/Обито, Минато, Рин
Жанр: драма, романс, юмор
Рейтинг: R
Предупреждение: Это первый фанфик какаобища, не судите сторого, потому что он ранимый, а пишите хорошие комменты. Поехали!


19 глава


В последнее время Обито дичайшим образом не высыпался. В тайне он надеялся на сегодняшнюю ночь, но, уже выходя из дому, чтобы проводить девочек, он понимал, что ранний отбой не светит и сегодня. Всю дорогу Куренай всхлипывала и вздрагивала от малейшего шороха, Рин пыталась её приободрить; пару раз и Обито пробовал развеселить её, но натыкался на холодный взгляд Какаши, безучастно шедшего немного в стороне от компании, ему явно не было приятно общество Юхи. В конце концов Учиха стал постепенно замедлять шаг, чтобы отстать от девчонок, про себя радуясь тому, что Рин то и дело начинала болтать, отвлекая на себя внимание Куренай. Обито было не по душе находиться в компаниях. Он чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке, никогда не знал, какая роль отведена именно ему, и понимал, что обладает дурной наклонностью лезть ко всем и сразу без всякой нужды. Он был благодарен Какаши за этот своевременный взгляд, сумевший отрезвить его.
- Ты веришь ей?
Обито вздрогнул, услышав прямо над ухом шёпот Хатаке.
- Кому? Куренай? – так же шёпотом переспросил он.
Какаши закатил глаза и слегка кивнул.
- Конечно. Тебе не кажется, что это может быть ловушка?
- Ловушка? – Учиха вопросительно поднял брови.
- Если до этого мне ещё верилось, то сегодняшнее появление Куренай уже ни в какие ворота, – проворчал Какаши. – С чего бы ей приходить к нам и просить прощения? В их команде все как на подбор не из тех ребят, кто умеет признавать свою вину.
- Но она выглядела достаточно искренней, – Обито покосился на идущую впереди Юхи. – Смотри, она до сих пор дрожит, а на улице совсем не холодно… Я верю ей.
Хатаке долго молчал, с задумчивым видом глядя себе под ноги, но потом наконец тихо произнёс:
- А я верю тебе, – и, с надеждой посмотрев на него, добавил: – Ты лучше меня разбираешься в людях.
Учиха улыбнулся и тронул Какаши за локоть.
- Если я ошибаюсь, и это окажется ловушка, то мы всё равно собирались убежать, вместе, помнишь?
Хатаке довольно прищурился и кивнул. Обито так хотелось взять его за руку сейчас и сказать что-то ещё, но он не решился. Ему не хотелось, чтобы об этом знал кто-то лишний, даже Рин, не говоря уж о Куренай, поэтому прикосновение тёплой и чуть шершавой ладони Какаши к его обожгло Обито и заставило рывком отдёрнуть руку. Хатаке захихикал, Рин обернулась, а вслед за нею и Куренай слабо мотнула головой.
- Я надеюсь, вы не над нами смеётесь? – нарочито весело проговорила Нохара.
Обито остолбенел, а Какаши в пораженческом жесте поднял руки и усиленно замотал головой, продолжая хихикать. Рин что-то негромко сказала Куренай и тоже рассмеялась, та невнятно проблеяла в ответ и издала хохоток, больше напоминающий всхлип. Обито заметил, как Хатаке нахмурился, глядя на неё.

* * *
- До завтра, Куренай, – Рин помахала рукой Юхи. Та, зябко поёжившись, лишь неуверенно дёрнула ладошкой.
Какаши и Обито стояли чуть поодаль. Хатаке напряжённо уставился в спину Куренай, а Обито настороженно ловил его взгляд: уж очень нервно Какаши вёл себя после разговора с Юхи. Учиха задумался об этом, когда Рин окликнула ребят, подбегая к ним.
- Чего это вы тут стоите как неприкаянные? – хотя Нохара и пыталась произнести эти слова бодро, её голос дрогнул, выдавая замешательство. Мальчишки ничего не ответили, она тяжело вздохнула. – Я понимаю, мне тоже не по себе…
Какаши фыркнул и отвернулся в сторону, Обито виновато уставился на Рин.
- Я не знаю, что сказать, - казалось, что девочка оправдывается. – Приходите завтра на тренировку вместе, а потом втроём отправимся к ним. Всё это выглядит странно… – она взмахнула руками в неопределённом жесте.
- Да уж, – процедил Какаши. – Ты вообще уверена в Куренай? Вы же вроде подруги…
- Вроде, – тихо протянула Рин. – Но последние месяцы мы общались очень мало, я была постоянно занята с наставницей, вы знаете, а Куренай проводила много времени с Асумой, впрочем, как и всегда, а не так давно к их компании прибилась Анко…
- Анко? – Хатаке резко повернулся к Рин.
- Да, – кивнула она. – Я слышала, что Изумо и Котетсу отрабатывают совместные техники, а Анко оказалась предоставлена сама себе. Мне она не по душе, и я не была обрадована, узнав, что Куренай теперь с нею общается…
- Почему тебе не нравится Анко? – подал голос Обито, ему давно не давали покоя слова Какаши о том, что Митараши его недолюбливает, но спросить у него, в чём причина, он почему-то не решался, Рин же – совсем другое дело.
- Трудно сказать, просто сложилось такое впечатление, она с детства была немного странной, – на лице Рин вдруг отразилось понимание. – Обито, я совсем забыла, что ты вырос в клановом квартале и не был знаком со всеми с детства! Мне кажется, что мы дружим всю жизнь, – она виновато посмотрела на Учиху.
- Так а что в ней странного? – спросил тот, сделав вид, что упоминание о детстве его нисколько не задело.
- Задиристая она, – поморщилась Нохара. – И слишком уж себе на уме. Ещё когда мы были маленькими, Анко часто устраивала ребятам всякие мелкие пакости, если ей покажется, что кто-то её обидел или не воспринял всерьёз…
Обито кивнул, краем глаза заметив, что Какаши напрягся, слушая Рин. Похоже, он понимал, о чём она говорила.

* * *
Мальчишки проводили Рин до дома, клятвенно пообещав ей завтра прийти на тренировку, и отправились обратно к Обито. Учиха был рад тому, что Какаши так охотно оставался у него, он периодически ломал себе голову, как тот вообще существовал раньше? Обито было не по себе представлять одинокого Какаши, ночующего на тренировочном поле либо на той полянке с пугалом или неприкаянно бродящего ночами по деревне. Он плохо помнил, как выглядела лачуга Какаши изнутри, шок и дурнота той ночью сделали своё дело, не позволив ему зафиксировать это в памяти, но там было очень неуютно, единственное, что вспоминалось – это поддувающий между досок холодный ветер. Учиха не знал, единственная ли это причина, по которой Хатаке не любит свой дом, но ему и она одна казалась весьма уважительной.
Когда входная дверь захлопнулась за ними, Обито обеспокоенным взглядом проводил пронёсшегося в комнату Какаши. Наконец-то он выглядел беззаботно и вёл себя практически как ребёнок, которым по сути ещё совсем недавно и являлся. Учиха знал о нём совсем немного, и большую часть своих знаний почерпнул всего за несколько последних дней, поэтому, конечно же, даже представить не мог, что за чудовища могут бродить в этой белобрысой голове. Ещё он никак не мог понять, каким образом Хатаке удавалось всё это время противостоять всем этим страхам, напряжению и нервозности, которых в его жизни, по недолгим наблюдениям Обито, оказалось куда больше, чем можно было бы подумать на первый взгляд, и не потерять этот блеск в глазах. Удивительные у него были глаза, если бы Учиха сам не видел, какими они могут быть, ни за что бы не смог поверить.
Похоже, Какаши уже чувствовал себя в этой тесной квартирке по-хозяйски, во многом этому способствовал тот факт, что после недавно устроенной им тут уборки, он один знал точно, что и где лежит. Вот и сейчас он деловито достал из шкафа одну из старых футболок Обито и быстро переоделся, после чего устроился на уже облюбованном им краю кровати. Учиха улыбнулся тому, как довольно тот выглядел, и отправился на кухню с твёрдым намерением всё-таки заварить злосчастный рамен и наконец поесть.

* * *
Спать ребята отправились непозволительно поздно. После быстрого ужина они ещё долго болтали о завтрашнем дне. Точнее, болтал в основном Обито, Какаши слушал, временами напряжённо, а временами с интересом. Сам он в итоге признался, что так и не смог отделаться от дурного предчувствия какой-то опасности, будто бы Асума хочет встретиться с ними наедине не просто так. В ответ на очередное его замечание Обито всплеснул руками.
- Это невозможно, – воскликнул он. – Асума, конечно, может не любить тебя или меня, но если он что-то и задумал, то у него ничего не получится.
- Почему? – устало спросил Какаши – по его глазам было видно, что он не находит себе места от тревоги.
- Потому что для этого нужно всё рассказать сенсею Минато и убедить его в том, что мы в чём-то виноваты, а это сделать будет очень трудно.
- Почему? – повторил Хатаке.
- Потому что он поверит нам. Он и так верит нам и, я считаю, что учитель всё понял про гензюцу, – Обито сглотнул. – Утром он сказал мне, что скоро ты сможешь вернуться в команду, значит он что-то знает! Что-то, доказывающее нашу правоту!
- Это правда? – Какаши встрепенулся, уставившись на Обито так, словно тот был его последней надеждой в целом мире, тому же стало не по себе от такого взгляда.
- Конечно правда, – Учиха положил руку ему на плечо и улыбнулся.
Хатаке вроде как успокоился, он опустил голову на кровать и прикрыл глаза – можно было подумать, что он заснул, но Обито видел, как были напряжены его веки и нахмурены брови.
- Помнишь, я говорил тебе про Анко? – вдруг тихо сказал он.
- О том, что она недолюбливает тебя? – Обито с интересом покосился на Какаши: неужели сейчас он всё расскажет?
- Ага, – тот чуть заметно кивнул. – Я всё время думал о том случае в детстве, с которого всё началось…
- Что за случай? – Учиха вопросительно наклонил голову.
- Это длинная история, – Какаши вздохнул. – Про пугало на лугу.
Когда Какаши было всего четыре года и его отец ещё был жив, он уже обучался мастерству шиноби. Хатаке с неохотой упоминал о своём отце, и Обито не пытался его расспрашивать. Многие дети в этом возрасте ещё не утруждают себя постижением боевых приёмов, а наслаждаются играми и забавами, Какаши был совсем не таким. Сколько себя помнил, он был необщительным и никогда не испытывал желания развлекаться или проводить время в компании, ему нравилось учиться чему-нибудь, повторять тренировки раз за разом, а потом радоваться достигнутому результату. В деревне был лишь один его сверстник со схожими интересами, точнее, это была сверстница – Анко Митараши. Она любила тренироваться напоказ и иногда использовала свои умения неподобающим по мнению Какаши образом: влезала в драки с другими ребятами, пытаясь доказать своё превосходство и верховодить в их компании. Её хулиганство никогда не затрагивало Хатаке, проводившего всё своё время в одиночестве и лишь нечасто со стороны наблюдавшего за беззаботными забавами ровесников. Но однажды ему не повезло возвращаться домой мимо детской игровой площадки.
- А вот и он! Какаши! – он услышал дерзкий голос со стороны качелей.
Беглого взгляда хватило, чтобы заметить притихшую компашку детей и её воинственную предводительницу – Анко. Глаза Митараши азартно сверкали, она стояла у качелей, и сжимала правую руку в кулак.
- Ты что, немой? – ухмыльнулась она, приближаясь к замершему на месте Какаши. – Даже не поздороваешься со мной?
Хатаке хмыкнул и сказал:
- Ну, привет.
- Я слышала, что ты тоже тренируешься, как и я, – Анко недобро улыбнулась один уголком рта. – И мы с ребятами как раз спорили, смогу я тебя побить или не смогу… – она потеребила указательным пальцем краешек нижней губы, как будто напряжённо размышляла. – Я думаю, что смогу, они тоже… кроме парочки самых упрямых!
- Я не понял, что ты от меня хочешь, – раздражённо спросил Какаши.
- Как это не понял? – взвилась девчонка. – Я вызываю тебя на поединок!
Хатаке очень редко проявлял эмоции, в детстве и вовсе считался беспросветным букой, но её слова звучали настолько самоуверенно и вызывающе, что он расхохотался, недоверчиво глядя на раздухарившуюся Анко. Она тотчас нахохлилась, непонимающе заморгав. С площадки раздались тихие смешки, Митараши подпрыгнула на месте и развернулась к детям, которые под тяжестью её взгляда тут же умолкли, но больше не выглядели так пришибленно, как до этого.
- Почему ты смеёшься надо мной? – выкрикнула Анко, гневно сдвинув брови.
- Как ты могла подумать, – сквозь смех пробормотал Какаши, – что я буду драться с девчонкой? – и снова зашёлся звонким хохотом.
Девочка покраснела и рванулась, чтобы отвесить ему оплеуху, но Хатаке легко уклонился, не прекращая смеяться, и Анко, не удержав равновесия, уселась прямо на землю у его ног. Тут уж дети не выдержали и редкие тихие смешки наконец грянули всеобщим взрывом гогота. Какаши увидел, как насмешливо все они смотрят на Анко, и как благодарно – на него. И вдруг ему стало противно, ведь ничего хорошего он не сделал…
Какаши бросил последний взгляд на замершую на земле Анко, дрожащую и силящуюся сдержать слёзы, пожал плечами и продолжил свой путь.
- Ты об этом пожалеешь, – услышал он за своей спиной шипение, полное бессильной злобы.
Больше Хатаке не тренировался в черте деревни: ему было неприятно снова видеть этих жестоких детей и совсем не хотелось ещё раз встретиться с Анко. Нет, он не боялся её, просто не понимал этой дерзости и самоуверенности. Каждый день рано утром Какаши уходил в лес, забираясь всё глубже и глубже. Но тут и там он видел исхоженные тропки и места тренировок и понимал, что рискует кого-нибудь тут повстречать, кого-нибудь, кто обязательно помешает ему, оторвёт от дела и неминуемо навлечёт на него какие-нибудь неприятности. Он был в этом настолько уверен, что ни капли не удивился, когда одним летним днём наткнулся в лесу на нескольких тренирующихся чунинов, начавших смеяться над ним и говорить гадости о его отце. Тогда Какаши не понял, почему они так ведут себя, а просто убежал. И продолжал бежать до тех пор, пока не запутался в высокой траве и не упал. Осмотревшись, он понял, что находится на небольшой поляне в гуще леса. Солнце ярко светило сквозь густую листву в вышине, роняя причудливые блики на красные и белые полевые цветочки, которыми, казалось, был устлан весь этот лужок. Хатаке обошёл его по кругу и обнаружил, что сюда не ведёт ни одна тропа, нигде нет примятой травы или деревьев с изрубленной сюрикенами корой. И он решил остаться. Построил из веток манекен, правда, тот оказался очень хлипким, но на следующий день Какаши вернулся с верёвками и старой отцовской формой и соорудил себе куда более прочного и реалистичного противника. С тех пор он тренировался только там, а в деревне старался показываться как можно реже. После смерти отца окружающие уже не скрывали своих насмешек и осуждающих взглядов, а больше всех возможности поиздеваться над Какаши при случайной встрече радовалась Анко. И, хоть её оскорбления никогда не выглядели осмысленными, огонь злобы, всякий раз разгоравшийся в её глазах, пугал Хатаке. С годами он стал относиться к этому спокойнее и уходить на свой луг реже, но всегда ощущал неприязнь, исходящую от Анко.
- Вот почему её присутствие в этой истории заставляет меня нервничать, – тихо сказал Какаши, в очередной раз вздыхая.
- Неужели она не смогла забыть тот давний случай? – удивлённо спросил Обито.
- Больше мы с нею не пересекались, но она действительно ядовитый и злопамятный человек, – Хатаке поморщился. – Все это знают, даже я, хоть и стараюсь держаться от всего этого подальше.

20 глава


Утро встретило ребят пронзительным слепящим светом из незашторенного окна и мерным тиканьем часов, неумолимо отсчитывавших последние минуты до тренировки. Никто не вспомнил вчера о том, чтобы поставить будильник, и они, конечно же, проспали. Бросив сонный взгляд на часы, Какаши тут же подпрыгнул как ошпаренный и, бормоча под нос, начал лихорадочно собираться, попутно тормоша Обито, который не торопился вставать. В голове у того шумело, а в глаза как будто насыпали песок, Учиха чертыхался, жмурился и мечтал о том, чтобы это утро было просто кошмарным сном, а на самом деле он проснулся бы отдохнувшим чуть позже. Окончательно из дрёмы его вырвал нервный голос Какаши:
- Скорее, мы же опоздаем, Обито!
Учиха наконец собрался с силами и разлепил веки. Хатаке выглядел плачевно, было сразу заметно, что он сильно волнуется, у него даже руки дрожали. Обито попытался его успокоить:
- Всё будет нормально, Асума…
- Да какой Асума? – Какаши оборвал его на полуслове. – Мы опаздываем на тренировку, это грубое нарушение второго пункта устава, следуя которому, шиноби не должен чинить препятствий работе военного аппарата!
Обито тяжело вздохнул и, кулём свалившись с кровати, побрёл умываться. Какаши был неисправим, и дался ему этот устав? Если бы все всегда действовали по нему, это были бы не шиноби, а механизмы. И сенсей тогда бы всегда вовремя являлся бы на занятия. С этими мыслями Учиха кое-как умылся и торопливо оделся, постоянно подгоняемый тяжёлым взглядом товарища.

* * *
- Видишь, Рин там одна! – воскликнул запыхавшийся Обито, когда они подбегали к полигону.
- Мне стыдно в первую очередь перед самим собой, – проворчал Какаши. – Нельзя же быть таким разгильдяем… – он немного помолчал, а потом добавил совсем тихо: – Хотя… если бы у меня всегда была такая мягкая постель, вероятно, я бы тоже иногда опаздывал, – он усмехнулся, – очень редко.
Нохара тоже заметила ребят и, помахав рукой в знак приветствия, двинулась к ним.
- Я уж думала, что-то случилось, – встревоженно проговорила она. – Какаши никогда не опаздывает, я собиралась пойти вас искать!
Хатаке пристыженно потупился.
- В смысле «собиралась искать» нас? – недоумённо спросил Обито. – Разве ты можешь куда-то уйти с тренировки, тем более без ведома учителя Минато?
- Точно! – воскликнула девочка. – С этого надо было начать. Вы немного разминулись с мальчиком из академии, он прибегал сюда, чтобы сообщить об отмене сегодняшней тренировки в связи с какими-то чрезвычайно важными обстоятельствами. Такой забавный, – Рин зажмурилась. – Вытянулся в струнку и докладывал, я почувствовала себя такой важной особой! – она звонко засмеялась. – А ведь ещё совсем недавно мы были такими же.
Обито покосился на Какаши, который насупился от её слов. Уж кто-кто, а Хатаке точно не считал себя забавным. Учиха тихонько хихикнул, глядя, как тот хмуро взирает на разрумянившуюся от смеха Рин, такой важный.
- Давайте не будем зря терять время и отправимся к восточному полигону, – деловито скомандовал Какаши. – Возможно, нам удастся проследить за командой Асумы и убедиться, что они ничего против нас не задумали.
- Мне казалось, ты захочешь сначала потренироваться, неужели не соскучился? – улыбнулась Рин.
Хатаке покраснел и поспешно ответил:
- Я, конечно, хочу, но речь идёт об очень важных вещах. Важных для всех нас, – произнёс он с нажимом и беспомощно покосился на Обито, тот усиленно закивал, Нохара понимающе склонила голову.

* * *
На подходе к восточной тренировочной площадке было подозрительно тихо. Не было слышно ни звуков спарринга, ни строгих команд учителя, ни щелчков и разрядов чакры. Обито напрягся, ему вдруг показалось, что Какаши мог быть прав насчёт ловушки, но разве Асума мог устроить её прямо здесь, на полигоне? Это же военный объект, как он сам отмечал. Учиха помотал головой, прогоняя дурные мысли. Это невозможно, где угодно, но только не здесь.
Когда они приблизились к ограде, Рин вдруг замерла, словно прислушиваясь.
- Они тут, – прошептала она, указывая куда-то в направлении густого кустарника у берега озера.
Обито напряг слух: действительно, с той стороны доносился негромкий девичий голосок, похожий на голос Куренай. Ребята гуськом просеменили на полигон, обогнули по широкой дуге кусты и увидели скрывающуюся за ними беседку. Асума сидел, задумчиво подперев кулаком подбородок, рядом стояла Юхи, сцепив руки в замок и растерянно глядя в сторону озера. Первым их заметил Сарутоби. Он еле заметно вздрогнул, но по обыкновению быстро взял себя в руки и подбоченился, с превосходством глядя на ребят.
- Привет, – проговорила Рин. – Вы хотели о чём-то поговорить?
- Здравствуй, Рин. – Асума кивнул ей, а потом посмотрел на Какаши с Обито и презрительно спросил: – Говорить за вас будет девочка?
Рин вспыхнула. Какаши сделал шаг вперёд и отчеканил:
- Насколько я знаю, говорить тут собирался ты, а остальное тебя не касается.
- Не задирай меня, Хатаке, – опасно прищурился Сарутоби. – Многовато гонора для дворняжки.
- Асума, – Куренай подошла к нему сзади и легко положила руку ему на спину. – Ты же хотел…
- Сам знаю, - сердито перебил девочку он. – Ладно. Забыли. – Асума пару секунд помолчал, отведя взгляд в сторону, а после еле слышно выдавил: – Извини, это было слишком.
Какаши не ответил, лишь негодующе зыркнув на него исподлобья. Обито чувствовал, что от него ждут каких-то действий, но решительно не мог себе представить, каких именно. Он лихорадочно пытался сообразить, пока ситуацию внезапно не спасла Куренай.
- Здесь мы не сможем поговорить спокойно: хоть сенсей и отлучился по важным делам, сюда могут прийти, – озабоченно проговорила она.
- Да, пойдём в деревню, в этот час там пустынно, – уже спокойным голосом поддержал её Асума. – Найдём тихое место.
Что-то в этом «тихом месте» Обито не понравилось, уж слишком резко Сарутоби сменил тон, хотя в его глазах всё ещё плескалось совершенно нескрываемое раздражение. Он твёрдо пообещал себе, что в следующий раз не станет молчать, если разговор примет неприятный оборот. Учиха видел, что слова Асумы сильно задели Какаши, хоть тот и старался изо всех сил это скрывать. Он ловил редкие затравленные взгляды Хатаке и корил себя за глупое бездействие.
- Нечего терять время, – Асума уверенно двинулся вперёд, увлекая за собой Куренай.
Рин поспешила за ними, а Какаши поплёлся следом медленно, словно бы ноги еле слушались его. Обито вкрадчиво сжал его ладонь в своей и быстро шепнул на ухо:
- Прости…
- За что? – так же шёпотом спросил Хатаке.
- Ну… – Учиха замялся. – Я… Я молчал, когда…
- И правильно делал, – тот нахмурился. – Не ввязывайся, с ним лучше не шутить, не понравится что-то – стуканёт дядьке, как пить дать.
Обито грустно опустил брови, Какаши торопливо потрепал его по волосам и ускорил шаг.

* * *
Компания шла по пустынным утренним улочкам Конохи; посмотрев на ребят со стороны, можно было подумать, что они просто прогуливаются. Но, если приглядеться, становилось заметно напряжение, повисшее между ними. Какаши и Асума то и дело обменивались злобными взглядами, Куренай шла, слегка подволакивая ноги, на её лице застыла тревога, Рин с надеждой смотрела на всех по очереди, а Обито напряжённо следил за местностью. Он думал, что, если Сарутоби и впрямь задумал ловушку, он выберет действительно укромное местечко, и следует заранее озаботиться путями отступления.
- Пришли, – сухо констатировал Асума, останавливаясь у приземистого двухэтажного жилого дома.
Дом был старый, деревянный, вдоль одной из его стен поднималась узкая лестница, ведущая на крышу. Обито помнил, как в детстве, выходя в деревню, часто видел играющих на таких крышах ребят. Учиха знал, что там наверху должно быть что-то вроде беседки, куда набивались гомонящие дети, устраивая различные игры или следя за облаками. Как-то раз Обито сам убежал в деревню и пытался прибиться к компании, но ему это не удалось, и его едва не столкнули с крыши, пытаясь прогнать. Воспоминание было очень неприятным, учитывая, что многих из этих ребят Учиха позднее вновь повстречал в академии. Ему не хотелось подниматься, но Асума уже уверенно преодолел подъём и протянул руку Куренай, которую от крыши отделяла лишь одна последняя ступенька. Учиха перевёл взгляд на Какаши, стоящего у подножия лестницы, тот смотрел на него неуверенно. В чёрных глазах металась паника. Обито запоздало улыбнулся ему и, по пути мягко ухватив Рин за плечо, ринулся к Хатаке.
- Всё путём, – бодро проговорил он.
Нохара закивала и коснулась ладони Какаши:
- Не переживай.
Обито заметил её жест и попытался внушить себе, что это всего лишь проявление крепкой дружбы. Дружбы и ничего более. И в очередной раз эти мысли едва не заставили его рвать на себе волосы. Для него отношения в их команде перевернулись с ног на голову, но кто бы мог подумать, что одна вещь останется неизменной: взаимодействие Какаши и Рин по-прежнему заставляло его отчаянно ревновать. Учиха закусил губу и отвернулся, чтобы никто ненароком не заметил появившийся на его щеках румянец.
- Обито, ты идёшь? – он поднял голову вверх и увидел Нохару, вопросительно уставившуюся на него с лестницы.
- Иду, – торопливо кивнул и ухватился за сухую перекладину.

* * *
Асума по-хозяйски расположился на узенькой лавочке под деревянным пологом беседки, Куренай уселась рядом, положив руки на колени, Рин сиротливо устроилась с краю скамейки. Какаши не торопился проходить внутрь. Встав у входа и опершись спиной на резную стенку, он не спускал напряжённого взгляда с Сарутоби. Обито не знал, куда деть себя, и чертовски боялся начать метаться и показаться всем идиотом, поэтому недолго думая остался стоять возле Рин. Асума недовольно покосился на него и раздражённо шикнул:
- Не мельтеши.
- Мы… – начала было Юхи.
- Знаю, – Сарутоби страдальчески вздохнул. – Мы должны кое-что выяснить. – он сделал паузу, испытующе глядя на Какаши. – Где твой протектор?
- Будто ты не знаешь, – прищурившись, ответил тот.
- Догадываюсь, – буркнул Асума. – Тебя отстранили за то, что ты устроил на южном полигоне.
На миг лицо Какаши стало удивлённым, но он быстро напустил на себя безучастное выражение и тихо сказал:
- А может быть за то, что вы натворили?
- Ты ещё и огрызаешься, – Сарутоби напрягся, порываясь встать, но Куренай впилась тонкими пальцами в его локоть.
- Асума, – чуть не всхлипнула она, – ты же сам говорил, что хочешь этого разговора…
- Но я не говорил, что согласен терпеть поведение этого выскочки, – тот скривился и снова уставился на Какаши. – Я было начал сомневаться, но теперь вижу, что Анко была права, ты зарвался…
- Анко? – невольно проговорил Обито, перебив Сарутоби, тот повернул голову к нему.
- Анко, – утвердительно кивнул Асума. – У тебя какие-то вопросы, Учиха?
Последнее слово он произнёс с какой-то смесью презрения и отвращения, Обито это изрядно покоробило, но он подавил поднимающуюся злобу и воскликнул чуть ли не с мольбой в голосе:
- Что она сказала? Это очень важно!
- Знаешь, что меня бесит? – задумчиво протянул Сарутоби. – Меня бесит, когда отброс вроде тебя задаёт мне вопросы.
Обито съёжился под его пронизывающим взглядом. В тот же момент Какаши подался вперёд, явно намереваясь что-то сказать, но Асума остановил его кивком головы, проговорив:
- А ты даже рта не открывай, ничтожество. Ещё хуже этой вшивой «элиты», – он усмехнулся.
- Я ещё раз повторю, не смей так говорить с ним, – Учиха рванулся к Сарутоби, на этот раз не в силах сдержать злость.
В следующий момент он обнаружил, что не может пошевелиться. Внезапно оказавшийся рядом Какаши крепко сжимал его одной рукой за пояс, а другой впился в его запястье.
- Обито, прекрати, – твёрдо произнёс он.
Учиха несколько раз вяло брыкнулся и затих, ощутив, что цепкая хватка в миг стала ослабевать и превратилась в бережные прикосновения, хотя в позе Хатаке ничего не изменилось. Он слегка покосился на Какаши и встретился с лучащимися беспокойством чёрными глазами.
Асума взирал на мальчишек с удивлением, приподняв одну бровь. Презрение исчезло из его взгляда, уступив место сомнению и какой-то шаткой нерешительности. Он выглядел так, словно хотел, но не мог набраться смелости что-то сказать. Чем его могло так ошарашить их поведение? Обито нахмурился, бросив последний взгляд на Сарутоби, и легко высвободился из рук Какаши. Тот оставался неподвижным, лишь едва заметно напряжённо подрагивая.
- Хм, – наконец подал голос Асума, он больше не хорохорился, смотрел серьёзно. – А может я и ошибся… – он помолчал немного и уже громче проговорил: – Садитесь. Я расскажу вам всё, что считаю нужным.



@темы: Фанфик, Неподражаемое творчество админов, Какаоби - канон

URL
Комментарии
2014-10-28 в 18:14 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
Какаобище, когда ж продка? Это самый шикарный фанфик по какаоби и не только!

2014-12-15 в 22:49 

Черт, вот ужасно обидно, что этот фанф попался мне в незаконченном состоянии, он реально классный.
Особенно понравились несколько пунктов:
1. В кои-то веки происходящее вызывает умиление без риска начать блевать радугой.
2. Минато - тот еще долбодятел-толераст, с этими его "Рин, не обижайся" хД
Ну и подкаблучник, да, не без того.
3. Офигенно передан пейринг (пока лучшее, что мне по нему попадалось), рейтинг тоже порадовал - никаких убогих НЦшных сцен, способных испортить общее впечатление и заставить самоубиться фейспалмом.
4. Здравый смысл. Серьезно, неужели в мире все же существует хорошо написанный слешный фик, где нет навязчивого желания автора облагодетельствовать всех вокруг, без дурацкого эвриван ис гей и есть долбанный сюжет?
А еще тут есть Какаоби.
В общем, азаза, афффтар, пиши исчо!11
Мне понравилось.

URL
2014-12-19 в 17:18 

обкакер
НЕДОДАЛИ!
Гость, соглашусь с вами на все сто! Мне то же самое в фанфике нравится.

2016-06-29 в 11:08 

Боже, прочитала все на одном дыхании!
Автор, спасибо тебе за то, что я смогла почитать это, хотя и очень тоскливо, что работа незакончена.
Отношения между гг так здорово переданы. Фанфик трогательный, чувственный, увлекающий за собой читателя, но при этом не слащавый. Герои ведут себя последовательно и естественно. Очень хотелось бы узнать, чем все закончится.
Просто спасибо, Автор.

URL
2017-01-07 в 03:33 

О боже, это лучшее что я читала по какаоби.

URL
   

КАКАОБИ - КАНОН!

главная