20:59 

ВОСХИЩАТЬСЯ СЮДА

KakaObi
Название: Проклятое поле (глава 5)
Автор: обкакер
Бета: ворд какаобища отказался бетить
Персонажи: Какаши/Обито, Мадара, Хаширама, Кушина, Мито
Жанр: AU, мистика, экшн! КРИПИ!
Рейтинг: PG-13
Саммари: Обито – простой деревенский парень, а Мадара его дядька. А Хаширама - сосед!


Он уже собирался туда недавно, к тому же, там можно было узнать о том, что именно могла видеть Шизуне. Если его новый приятель хорошо разбирается в навках, то может и в другой нечисти понимает.
Обито не замешкался у ворот и решительно направился к главному крыльцу. Надо же, местные столько небылиц рассказывали про Проклятое поле, и ребята туда ходить боялись, а Обито чувствует себя здесь как дома! Он даже ощутил гордость за себя.
Несмотря на то, что хоромы выглядели хорошо для своих лет, грязь во дворе мешала ходить. Холодный ветер задувал в лицо, но на счастье Обито перед выходом отыскал старый плащ Мадары, который неплохо защищал от непогоды.
Ни одна доска в крыльце не скрипела, бесшумно отворилась деревянная дверь. Помещение было довольно просторным, больше, чем Обито видел у кого-либо из соседей. Печь, оканчивающаяся трубой, занимала не так-то много места. Обито знал, что его ждут, завидев огонёк свечи ещё на подходе в окно.
- Садись, - послышался голос в его голове. Он сел за стол, положив руки на столешницу и замер, оглядываясь. Никого не было видно.
- Пришёл поговорить или остаться? - снова раздался это странный голос. Вопрос заставил Обито растеряться. Его уверенность несколько ослабла.
- П-поговорить, - наконец выдавил он. Потом, осмелев, добавил: - Кое-что спросить. Если можно.
- Можно, отчего нельзя.
На несколько мгновений повисла тишина. Обито вдруг пришло в голову, что его вопрос какой-то жалкий, нестоящий. Но отступать было поздно.
- У нас соседка есть... то есть, она далеко живёт... в общем, одна девушка из деревенских. Незамужняя, - он и сам не знал, зачем рассказывает эти подробности. - Она видела, как по её огороду ночью ходило... ну. Ходило.
- Что ходило?
Обито почувствовал неловкость. Прилично ли говорить пугалу, что он хочет спросить про другое пугало? Может, они приятели...
В доме было зябко. За окном снова начался дождь и, кажется, поднялся ветер. Обито поёжился и, подумав, что в любом случае делает доброе дело, произнёс:
- Пугало её ходило.
- Вот, что я тебе скажу, мой друг. Не всякий человек видит такое, - был ему ответ. - В ней есть недоверие к людям.
- То есть, я его не увижу? - вырвалось у Обито неожиданно для него самого.
- Если не будешь смотреть на него, то не увидишь.
Обито не понял, что это значит, но постеснялся переспрашивать. Он заозирался, всё ещё не привыкнув разговаривать с невидимым собеседником.
- А тебя-то увижу?
- Ты меня уже видел.
Неясно было, говорил хозяин дома о пугале в поле или о том человеке, что недавно привиделся Обито в окне этого дома. Становилось всё холоднее. Он поднёс замёрзшие пальцы к огню, но огонь свечи, излучавший ровный и мягкий свет, совсем не давал тепла.
Это напугало. За окном совсем стемнело, и Обито понял, что не знает, сколько времени он провёл за таким коротким разговором. И если его руки слегка замёрзли, то ноги едва ли не онемели от холода. Возле уха пищал комар.
Голос больше с ним не говорил. Свеча как будто потускнела и почти перестала светить. "Ну, я пойду, пора мне", - произнёс Обито надломившимся голосом и, ощущая неловкость и смущение, торопливо направился в сторону деревни.
Всё, что осталось у него в голове - это знание о том, что он обещал помочь Шизуне. Он шёл напролом, не выбирая дорогу, ощущая, как дождь промочил плечи его плаща и слушая стук капель по капюшону. Его путь лежал мимо дома Мадары, и он даже не подумал свернуть к Кушине.
Мысли словно крутились где-то в самой глубине его разума, а он осознавал только их отрывки. Как будто кто-то другой за него думал, что он просто глупо сидел в чужом заброшенном доме, и разговаривал сам с собой. Ещё за него думали, что он задавал глупые вопросы и невежливо ушёл. Ещё какие-то мысли о том, что в это время года часто бывает дождливая погода, но их он и вовсе почти не ощущал.
Его тело само проскользнуло сквозь дыру в ограде Шизуне, о которой он и не подозревал раньше. А сейчас вот догадался, даже не задумавшись. Способность мыслить более-менее вернулась к нему, когда он уже прятался за зарослями раскидистого, но низкорослого шиповника. Кажется, это не осталось замеченным никем, даже самой Шизуне. "Пугало не заметило", - подумалось Обито.
И впрямь, оно стояло к нему спиной, да ещё и в другом конце огорода. Ливень нещадно лупил по его прогнившей соломенной шляпе. Но тому, скорее всего, было всё равно, а вот Обито начал чувствовать, как насквозь промокает, и как ему холодно.
Он вдруг вспомнил, что Кушина велела ему возвращаться, как только он замёрзнет. Он этого не сделал! А ведь почувствовал ещё в проклятом доме... Его сердце заколотилось было в волнении, как вдруг он снова как будто стал осознавать себя со стороны, только теперь не мысли, а ощущения. Словно кто-то другой вместо него замёрз и промок и словно кто-то другого кололи ветви шиповника.
Тем временем сам Обито всё сильнее вглядывался в фигуру пугала. Оно несколько раз как будто пыталось к нему развернуться, но каждый раз это просто мерещилось. Казалось, что оно разворачивается, и светлые волосы падают на его лицо.
Обито не знал, сколько он так провёл, но было очень темно, как глубокой ночью. Неожиданно всё вокруг осветила слепящая вспышка молнии - Обито испугался и зажмурился. Когда он открыл глаза, что-то тёмное мешало обзору, будто он случайно передвинулся и перед ним оказалось дерево. Было слишком темно, чтобы увидеть. Но очередная вспышка молнии показала, что это было не дерево.
Это было огородное пугало, совсем рядом, только не то, что у Шизуне, в глупой соломенной шляпе и лохмотьях старого полотенца. Красный глаз, чуть прикрытый светлыми волосами, нарядная синяя рубаха, платок на шее. Обито затрясло. Он не удержался и упал на колени, уперевшись руками в землю, чувствуя, как они проваливаются куда-то, как он сам проваливается, а под ним - вода.

***
Он очнулся в то время, когда глубокая ночь уже закончилась, но рассвет пока и не думал заниматься. На рассвете обычно вставал Мадара и будил Обито шумом, а если тот всё равно не вставал - окриком.
- Проснулся наконец! - послышался женский голос, и Обито понял, что обстановка вокруг отличается от той, в которой он привык просыпаться. Он попытался резко подняться, опёршись рукой о кровать, но голова закружилась.
- Ох, ну и слава богам, - выдохнули сбоку. Это была Шизуне, сидевшая на краю лавки, куда положили Обито.
- Может, квасу ему холодного дать? - спросила Кушина, глядя в угол за печью. Это её он услышал сегодня первой.
- Ни в коем случае, - ответили ей. Обито узнал Мито. - Только отвар. Никаких кваса, медовухи и настоек.
- Что случилось? - наконец смог выговорить он, оседая на своей постели.
- Кажется, ты увидел что-то страшное, - проговорила Кушина, возясь на столе с какими-то ёмкостями. К ней подошла её тётка и тоже стала что-то перебирать.
- Что, что ты видел? - Шизуне нетерпеливо схватила его за ногу.
Кушина с Мито тут же обернулись и укоризненно на неё посмотрели. Они было начали шикать на неё, но Обито поспешил честно ответить:
- Я не помню.
Точнее, кое-что он помнил прекрасно, например, красный светящий глаз, но не мог утверждать, что именно видел это, а не оно, скажем, приснилось. По крайней мере, после чего именно он оказался здесь, он не помнил.
Мито подошла к Шизуне и взяла ту за плечи, приговаривая: "Иди-ка домой, поспи. Отдохнуть надо и тебе, и ему. Потом расспросишь". За этими разговорами она медленно уводила вяло сопротивляющуюся девушку к выходу.
Всё это время Кушина, улыбаясь, смотрела на Обито. Вдруг он спохватился:
- А времени сколько? Меня же дядька убьет!
В ушах вдруг зазвенело, и он схватился за голову, на миг чуть снова не потеряв сознание.
- Ты как? - Кушина каким-то странным образом оказалась рядом и держала его за плечо. Она очень ловко двигалась, несмотря на то, что почти всё время придерживала снизу раздувшийся живот одной рукой.
- Худо.
- Время пока есть. Сейчас выпьешь настойку, посидишь немного и пойдёшь. Всё успеешь, - Кушина нахмурившись посмотрела в окошко. - Мадара только на рассвете проснётся.
- Откуда вы знаете? - спросил Обито, ожидая, пока ему подадут настойку. Мито спровадила Шизуне и теперь с беспокойством смотрела на соседа.
- Ты очень добр, - проигнорировав вопрос, сказала она. - Но ты позволяешь печали обуять себя.
Пугало тоже говорило, что у него на сердце печаль. А к чему это она про доброту? Обито не выделялся среди сверстников какими-то добрыми поступками.
- Прости, что я попросила тебя помочь Шизуне, - сказала Кушина. - Мне стоило спровадить тебя домой, с таким-то ливнем.
- Да я бы и сам мог догадаться, - Обито покачал головой. Но он кривил душой: он и так догадывался, что следить за кем-то под дождём не лучшая идея, но его же сомнения его и погубили. Не стоило сейчас об этом упоминать.
Мито села туда, где до этого сидела Шизуне, и сказала, глядя на племянницу:
- В следующий раз меня спроси.
Та виновато кивнула.
- Зато там не было никакого грабителя, - улыбнулась она. - Отвар уже готов, скоро пойдёшь.
- Простите, что из-за меня приходится торопиться, - повесил голову Обито. - Все позорят меня из-за строгости дядьки.
- Мальчик мой, - вздохнула Мито. - Мы с Кушиной чужие здесь, хоть и живём давно. Живи своим умом, вот что я тебе скажу.
- Давай, пей залпом, - Кушина сунула ему в руки кружку. - сейчас пойдёшь, и когда Изуна лаять начнёт, прикинешься, что просто вышел по нужде. Только это надо ловко сделать. Плащ Мадары у меня заберёшь потом.
- Откуда вы столько знаете? - удивлённо бормотал Обито, когда его выводили за дверь. Не успел он понять, что происходит, как уже бежал к своему дому.

Поспать так и не удалось. Как и предсказывала жена Старосты, Изуна встретил Обито дежурным лаем, вскоре с ворчанием проснулся Мадара и стал заниматься делами. Небольшой дождь ещё лил какое-то время, но вскоре закончился, и сквозь просвет в облаках забрезжил утренний свет.
Голова ужасно гудела, и было ощущение, что кто-то давит на уши. Обито слышал, что с недосыпу у людей обычно болят глаза, но сам не чувствовал ничего такого.
- Да уж, не могли со своей ярмаркой раньше выехать, - заметил Мадара. - Дорогу-то всю размыло! И как, спрашивается, они под дождём собрались ехать?
Обито даже стало смешно. Одна мысль, правда, не давала ему покоя: неужели его нашли и вытащили Кушина, Шизуне и Мито, учитывая, что одна из них беременна, а вторая в возрасте? Стыд-то какой... И где был Минато, пока они приводили Обито в чувства?
Эти мысли были безрадостны. И несмотря на то, что Обито посмеивался над едкими замечаниями Мадары, настроение его не становилось лучше. Когда бы ни приехала ярмарка, он всё равно не явится туда. Он так и будет сидеть в этом доме, изредка выходя по делам, до самой смерти Мадары, а когда тот всё-таки умрёт, Обито так и проживёт тут остаток своих дней в одиночестве.
Увы, привычная домашняя работа не помогала как следует отвлечься, но по крайней мере унимала гудение в голове.
Зато цыплята, его гордость, радовали. Казалось, они немного подросли за пару дней. Обито попытался найти среди них Генму, но понял, что не может различить их. Это его не расстроило, он решил назвать их заново, и вот уже через некоторое время возле курятника гордо выхаживали и Генма с Райдо, и Асума, и Котецу с Изумо, самого крупного цыплёнка он назвал Гаем. Возглавляла отряд курица по имени Минато.
И будто нарочно, Обито услышал голос Старосты со стороны соседей. Он было испугался, что Минато как-то узнал про курицу, но быстро успокоился и постарался незаметно пробраться как можно ближе к стороне соседей, чтобы услышать, о чём говорят там, во внешнем мире.
- Ой, намаялся - не то слово, - распинался Староста. - Устал, просто как собака! Считай что и не спал вовсе. Это ж надо было, представьте, под такой дождь попасть! Да с телегами, со всем! И поросята эти визжат... так о чём это я...
- Вот молодец! - послышалось одобрение Хаширамы. - Вот и выросла достойная смена нам. Да, Мито! Скажи ведь!
Мито тихо ответила что-то вроде: "Да, да", - Обито плохо расслышал.
- Сейчас хоть поспал немного. Конечно, сразу-то торговать не все будут.
- Не, все, не все, - соглашался Хаширама с Минато.
- Но уже народ собрался, тех же поросят точно уже сбывают, а то и козла. А я им и говорю, мол, а чего это теперь, примета новая, если ливень - то к ярмарке? - Минато с Хаширамой расхохотались. - Не, ну это надо! И те, и другие в одно время поехали и застряли!
- Надо ж Мадаре сказать! - выкрикнул Хаширама. - Это я сейчас и сделаю!
Обито поспешил скрыться за сараем и прикинуться, будто собирает крапиву. На всякий случай.
Он собрал уже на добрый чан похлёбки, когда Мадара с Хаширамой закончили свой разговор.
- Схожу, посмотрю, что там за ярмарка. Может, цыплят пристрою, - сказал дядька перед уходом. Верный пёс уже был рядом с ним.
- Как? - Обито чуть не выронил ношу из исколотых рук. - Цыплят-то за что?
- А зачем нам столько? - неподдельно удивился Мадара. - Нам бечева нужна, холстина, посуда кой-какая... да много чего. Посмотрим, что там навезли нам.
Обито остался один в печальных мыслях. Конечно, столько цыплят им не нужно. Интересно, кого заберут, если найдётся спрос? Куренай или Асуму? Гай, наверное, останется: он самый крупный, такой и самим пригодится. Посадят их в корзину и унесут в добрые руки...
Крапива отлично пригодилась для ужина, который Обито решил приготовить заранее, несмотря на ранний дневной час. Он как раз закончил с похлёбкой, как его кто-то окликнул с улицы. По имени. Кто бы это мог быть?
Зовущим оказался соседский мальчишка, живший через дом от них.
- Там Гай спрашивает, пойдёшь ли ты на ярмарку! - сообщил он. Откуда он знает Гая? Что происходит?
- Нет, а что? Зачем это Гаю?
- Не знаю! Мне надо было домой, а раз мне по пути, то меня и попросили узнать. Ну, я пошёл! А, он ещё передавал, что пчеловоды приехали.
- У нас есть мёд, - ответил Обито на прощание.
Они никогда не были друзьями с Гаем. Более того, в детстве даже недолюбливали друг друга, хотя это было так давно, что сейчас уже нельзя было вспомнить, почему. Для чего тому могло понадобиться справляться об Обито...
Ответ пришёл сам собой. Они хотели над ним посмеяться. Конечно, сам Гай был скорее добряком, чем насмешливым человеком, но мало ли кто мог его надоумить.
Обито сидел на крыльце, обняв колени и покачиваясь туда-сюда. Даже пребывание в одиночестве в этом доме не спасло его. Он ушёл от людей, но люди пришли к нему. Что дальше? Придут всей компанией?
Он поначалу и не обратил внимание на появление Мадары, но тот просто-таки выдернул его из размышлений:
- Найди корзину пошире и пойдём. Изуну оставим здесь.
- Куда? - вяло спросил Обито.
- Куда-куда. На ярмарку.

Видели боги, Обито всем своим нутром не хотел идти. Но разве поспоришь с Мадарой? Тот даже не захотел слушать протесты племянника. В конце концов Обито решил: "Помогу быстро и уйду оттуда" и направился вслед за дядькой, неся в руках корзину с цыплятами. Он не был уверен в том, что среди них был Генма, но именно его он упрашивал хорошо себя вести по дороге. Это успокаивало.
Ярмарку разбили на противоположном от дома Мадары краю деревни, как водилось из года в год. Подходя туда, Обито невольно замедлил шаг, вслушиваясь в чужие слова. Как и говорил Минато, приехал брат Хиаши - Хизаши. И привёз - это было видно издалека - гробы. Этот поступок вызвал пересуды, которые и донеслись до слуха Обито.
Мадара поторопил его, но его мысли закрутились вокруг незадачливого торговца. Разве он виноват, что его призвание связано со смертью? Он тоже человек, и ему наверняка хочется торговать вместе со всеми. Да, это не принято, но почему? Откуда людям знать, разгневает ли это Высшие силы или нет?
- Не спи, - Мадара выхватил корзину из рук Обито и немедленно завязал разговор с кем-то из приезжих, сидящем на телеге. Было довольно шумно, Обито то и дело задевали локтями снующие туда-сюда люди, и он не понимал, что от него дальше требуется. Его что, привели только, чтобы корзину донести?
Вдруг он разглядел в толпе приближающегося Гая. Можно было бы узнать, зачем тот хотел его видеть, но Обито предпочёл этого не делать. Наоборот, он постарался как можно быстрее проскользнуть в другую сторону. Голоса и мельтешение вокруг мешали ориентироваться и заставляли чувствовать растерянность. Но он был упрям, даже запах пирожков не сумел сбить его с пути.
Он оглянулся посмотреть, не идёт ли за ним Гай или ещё какой знакомый, и, вглядываясь с минуту, убедился, что никого нет. Видимо, его не заметили. Что же, пожалуй, можно было бы сделать крюк и вернуться разузнать, не нужна ли помощь Мадаре, и если нет, то отправиться домой.
Но когда Обито перестал оглядываться и посмотрел перед собой, он увидел, что кое-кто смотрит прямо на него.

@темы: Фанфик, Неподражаемое творчество админов, Какаоби - канон

URL
   

КАКАОБИ - КАНОН!

главная